Логин: Пароль:

Пользователей: 166548, пользователей онлайн: 343 . В чате: 15

Начало

Знакомства

Форум

Чат

Дневники

Публикации

  Просто, Мария!

Dan6777 46 лет
Регистрация: 2018-05-23
Рейтинг: 5

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-05-23 0:05

ПРОЛОГ
 
Был не понедельник, а даже, наоборот, четверг. Но день у Марии Ивановны не заладился с самого утра.
Начал всё муж, который вместо завтрака принялся метаться по дому со стенаниями: "Я ж тебе говорил две недели назад! У шефа юбилей, ресторан. Где та рубашка, да не эта, а которая! Погладь скорее, и галстук же надо! Нееет, не синий, мать, ты с ума сошла, это ж не похороны, а юбилей! Вот тот, тот давай!". Сын разнылся: "А можно я сегодня в школу не пойду, у меня голова болит и вообще сколько можно". Дочь-старшеклассница как обычно подкинула дров в вялый утренний костёр: "Конечно, ему можно, ему всё разрешают". И добавила между делом:
- Ой, мам, я забыла совсем, тебя завуч Цирцея Борисовна просила зайти сегодня-завтра к ней.
Мария Ивановна жаждала общения с Цирцеей Борисовной (по прозвищу Цербер) ничуть не меньше, чем гладить в пожарном порядке рубашку, и только логично заметила:
- Господи, за что мне это всё!
Поставить машину накануне удалость лишь в двух кварталах от дома, все хорошие места были заняты соседями, которые не ездят на работу, и Мария Ивановна, вдыхая утренний морозный воздух и покусывая с досады губы, быстрым шагом двинулась к своей не первой свежести "Тойоте". "Дачники несчастные, ездят раз в месяц, а всю парковку занимают", - примерно с такими мыслями она села за руль. Машина не сразу согласилась завестись, минус 15 всё же, а аккумулятор давно менять надо; но в итоге застрекотала клапанами и, отмучившись положенное в пробках, доставила Марию Ивановну к месту работы.
- Лифт не работает, обещали к вечеру сделать, - вместо "здрасьте" сообщила вахтёрша, и Мария Ивановна побрела на свой пятый этаж по широкой мраморной лестнице. Дом старой постройки, в современной многоэтажке этих усилий хватило бы этажей на десять. "Надо... всё ж... пойти... в спортзал...", мысленно подбадривала себя Мария Ивановна, пробираясь в свой закуточек под насмешливые, как ей казалось, взгляды коллег.
Её любимое рабочее место у окна за шкафами коллеги за глаза называли "Машкина норка", она знала и обычно не обижалась. Но в последнее время всё чаще накатывали на Марию Ивановну приступы раздражительности, когда неудачная шутка коллеги могла испортить настроение на весь день.
Включив компьютер, Мария привычно тыкнула в жёлтую иконку 1С и потянулась за косметичкой, чтобы наконец заняться утренним макияжем, на который дома не хватило времени, спасибо всей семье.
1С тем временем тоже не желала вести себя как следует, и тут в самое время разнесся бодрый голос шефа:
- Я ж всем разослал, сервер не будет работать до двенадцати, упало там что-то у них.
- Придётся просидеть на работе до 9 вечера, - сообщил Марии внутренний голос. - Отчёт-то сегодня закончить надо.
С яростью проведя по нижней губе карандашиком яркой помады, Мария Ивановна чуть не взвыла от боли. Здравствуй, трещина в губе, добегались по морозу. Сто лет такой радости не было. Помада нам теперь только гигиеническая, да и ту где взять?
Взгляд Марии невольно устремился в окно, в доме напротив магазин "Улыбка" зазывал широким ассортиментом недорогой косметики и парфюмерии. С досадой отшвырнув косметичку, она поняла: надо идти.
- Раз комп не работает, я отойду пока, - сообщила Мария, выйдя из норки. Сообщение повисло в пространстве - все давно ушли пить чай на кухню, откуда доносились взрывы смеха и колкие эпитеты в адрес компьютерщиков фирмы.
"Лиииифт!" - мелькнуло в её голове, но боль в губе пересилила и Мария двинулась вниз по лестнице.
 
В магазине было почти безлюдно, побродив между стойками с тенями и пудрой, Мария нашла уголок с гигиенической помадой, и, взяв наугад один тюбик (цена-то три копейки, а как плохо без неё!), двинулась к кассе. В голове распутывался привычный клубок: карта и деньги в кошельке, кошелёк в косметичке, косметичка... Нееееееет!
Мария так и зависла, что тот компьютер, с приоткрытым ртом, зажав помаду в кулаке. Сейчас обратно на пятый этаж, потом снова сюда, потом снова...
А может, сказать кассирше, что занесёт после работы, денег-то там как на метро проехать. Но лицо у той недоброе, молодая совсем, а уже, видать, мегера. Надо подойти и вежливо попросить...
Ноги сами несли Марию к кассе, оставалось 2 шага, и рот уже сложился в "Простите, пожалуйста...", как у кассирши грянул розовый айфон весёлой мелодией,  и та, изящно чиркнув по экрану ногтем, сообщила ему "Вау, привет! Да ничего, а у тебя?".
Мария уже по инерции поравнялась с кассиршей и тут вдруг поняла, что та не обращает на неё ни малейшего внимания, а выход из магазина манил своей близостью, и раз-два, левой-правой, помада поглубже в кулаке, на лице "мне тут ничего не подошло, до встречи", охранник рядом с траекторией, но он занят рассматриванием потолка, минуем охранника, и...
Тут Мария Ивановна запнулась о край линдстрёмовского коврика и чуть не растянулась во весь рост, но охранник проявил чудеса реакции и поймал её под локоток, вежливо сообщив: "Дама, под ноги смотреть надо!", дверь распахнулась и Мария оказалась на улице, всё ещё сжимая в кулаке свою добычу.
Погони не было, Мария перебежала улицу и ринулась к спасительной двери в учреждение. Оставались считанные метры, когда сзади грянула сирена, Мария на ослабевших ногах прислонилась к водосточной трубе и резко обернулась, чтоб встретить судьбу лицом. "Скорая" пронеслась, мигая, как новогодняя гирлянда, и распугивая пешеходов, и исчезла за поворотом.
Мария промчалась мимо вахтерши и пулей взлетела на третий этаж. Этаж пока пустовал, зато тут были туалеты, не посещаемые почти никем. Мария влетела, не разбирая дороги, в мужской, и заперлась в дальней кабинке, чувствуя, что ещё немного и она, как в далёком детстве, станет жертвой катастрофы "мокрые штанишки". Но не успела она расстегнуть пуховик, как по её телу пробежала давно забытая сладкая волна, заставив согнуться и крепко сжать ноги. Помада чуть хрустнула в руке, а мужской туалет огласился звуками, которых не слышал прежде.
Через пару минут голова начала соображать. Машка, ты чего это? Даже не помню, когда так было. Неужели всё это испуг и адреналин? Ох, Машка...
Приведя себя в порядок, Мария поднялась на свой этаж и проскочила в норку. И день покатился как по маслу! 1С запустилась, отчёт доделался к четырём, "Тойота" довезла домой без капризов и почти без пробок, сын принёс две пятёрки, а дочь сообщила: "Церберша заболела, две недели не будет как минимум".
Вечером явился сияющий муж и сообщил, что имел под коньяк с шефом такой разговор, такой разговор, что к весне не иначе как  руководителем проекта ему быть. На радостях муж даже попытался ухватить Марию за что-нибудь интимное, но был отправлен спать, давай уже, руководитель, вставать завтра.
Мария Ивановна посидела еще полчасика на кухне, пытаясь собрать мозаику прошедшего дня. Что это было, Машка, что это?
 

1.
 

Прошла неделя и яркие события четверга начали тускнеть в памяти Марии Ивановны. Пережитое в мужском туалете на необитаемом этаже не отпускало, и Мария пыталась снова найти ту "точку сборки", в которой с ней это случилось.
Но вялый интим с мужем в воскресенье и даже горячий душ потом не могли заставить тело снова вытащить на свет давно забытые ощущения, ну никак. Во вторник Мария даже снова заскочила в ту самую кабинку, и сжимая в руке ту самую помаду, попыталась настроиться на нужную волну, но тело молчало. Вечером Мария украдкой плакала в ванной...
Становилось ясно, что дело не в помаде и не в кабинке, не говоря уж о муже. Адреналин от кражи - вот что заставило Марию повстречать призраков из, казалось, давно забытого прошлого. Это было стыдно, это было невозможно, но отрицать факт было бы глупо, как подгонять сумму в экселе руками. "Но это же не клептомания, Машка, нет. Просто так совпало!"
В следующий четверг Мария по дороге с работы поехала в гипермаркет в соседнем районе, вместо своего обычного. В своём она накануне бродила среди стоек с косметикой, но все кассирши её знали в лицо, и она так и не смогла ни на что решиться.
Незнакомый магазин манил возможностями. Мария положила в корзинку коробочку с тенями и помаду, стараясь выбирать самое маленькое и недорогое. Взяла в отделе одежды кофточку для отвода глаз, и отправилась кабинку для примерки. Повесив ненужную ей кофту, аккуратно запихнула в бюстгальтер помаду и тени, и вышла из кабинки. Весело помахивая пустой корзинкой, дошла до кассы, демонстративно поставила корзинку в стойку, и с извинениями проскользнула мимо очереди. Адреналин лил уже из ушей, и Мария чувствовала приближение. Машину она заранее поставила в самом тёмном углу стоянки. Рухнув на сиденье, Мария только успела включить музыку погромче, и изо всех сил сжала руками места, где лежала добыча. Ощущения, даже более яркие, чем в первый раз, не заставили себя ждать, Мария извивалась между рулем и сидением, не осознавая, что она только что натворила.
Когда дым рассеялся, вокруг по-прежнему была плохо освещенная парковка с тёмными машинами.
Домой пришлось нестись как на пожар, заставить себя вернуться  в туалет в магазине Мария не смогла хоть понимала, что ей это необходимо как можно быстрее.
 
Марии было безумно стыдно, и она честно продержалась до понедельника. В выходные её маршрут как специально пару раз проходил мимо того самого магазина, но Мария говорила себе - нет.
Весь понедельник она провела в мечтах о гипермаркете, об отделе косметики, так что было и не до работы. Решительно сказав себе, что работа уж точно не должна страдать, Мария снова, не помня как, доехала до того же темного угла на парковке.
Сценарий был тот же, только в этот раз она набрала пять разных коробочек, предположив, что яркость ощущений вполне может быть связана с размерами улова. Взяв ту же самую кофточку, Мария в той же кабинке совершила тайный обряд, спрятав по 2 коробочки у каждой груди и одну помаду в трусики. Тюбик оказался металлическим и приятно холодил тело.
На кассе пустая корзинка вновь отправилась в стойку, очереди на этот раз не было, так что Мария, мило улыбнувшись кассирше, последовала к выходу. И тут стальные, как ей показалось, пальцы, с силой сжали её локоть, и, непонятно откуда взявшийся охранник, сообщил в рацию "На 7й кассе попытка выноса". Мир поплыл перед Машкой, а горло заткнул липкий противный ком, и она как со стороны наблюдала, как охранник ведет её в подсобку и докладывает старшему:
- Я по камере следил, она в кабинку с товаром зашла, а вышла без. Что-то из отдела косметики, как обычно.
Старший скомандовал "Всё из карманов на стол!", и Мария, как робот, выложила ключи от дома, от машины, и смотрела, как выворачивают содержимое её сумочки и косметички, обсуждая, что это вроде б/у, а такое у нас и не продаётся.
- Понятно, спрятано на теле. Отдавать будем? - Осведомился старший.
- Я... Не... - Наконец смогла сказать Мария хоть что-то.
- Ясно. Саш подержи, я посмотрю, там посмотреть-то есть на что.
Охранник снова пустил в ход стальные руки, и локти Марии сжало как в тисках. Старший со знанием дела провёл руками по пуховику, хмыкнув, расстегнул его, и почти сразу понял, что с бюстгальтером что-то не так. Помедлив, он с ухмылкой ощупал грудь Марии Ивановны и удовлетворенно констатировал:
- Ага, тут они. Небось ещё и в трусы напихала.
Красная как помидор Мария не успела ничего возразить, как старший через юбку ощупал её промежность и, довольный своей проницательностью, заметил:
- Ну так и есть.
- Саш, ты иди на пост, я сам тут справлюсь, - продолжил старший. - Спасибо, что поймал на краже.
- А вы, дамочка, идите вот сюда,  - старший открыл находящуюся за подсобкой комнатку для отдыха охранников с одинокой кушеткой и столом, - И всё украденное вот сюда на стол. Я отвернусь, - и старший радостно заржал.
Через пару минут он вернулся, на столе  уже стояли четыре коробочки с тенями и помада.
- Ещё есть? А то я ведь и проверить могу. Может, и внутри чего спрятала?
Мария только замотала головой.
- Ну ладно, пойдем оформляться, когда менты подъедут, им меньше работы будет.
Старший достал чистый лист, ручку, и продолжал:
- Фамилия, значит, имя-отчество. Дата рождения, адрес, место работы. Так, что там ещё...
- Зачем место работы? - Сквозь ком в горле протолкнула Мария.
- Как зачем? На работу материал пойдёт, чтоб знали, кто у них в коллективе.
- Мне нельзя... Я ж правда... Первый раз...
- Все первый раз, а нам каждый месяц ползарплаты срезают на покрытие.
- Я всё возмещу!
- Конечно, возместишь! И не в одном размере. Но это потом, когда дело оформим.
- Пожалуйста, пожалуйста, не надо... - Только и повторяла Мария.
- Ну а как с вами? У меня вот как-то дети повадились шоколадки тырить, я на них два протокола оформил, но там родители алкаши, им всё пофиг. Так в очередной раз вместо протокола я с них штаны снял, да всыпал такого ремня, что сидеть долго не могли. Раз родители не могут, мне пришлось. - Лицо старшего расплылось в ухмылке, а глаза масляно засверкали.
- Жаль, что взрослых так нельзя, придётся писать, - подытожил он.
- А может быть как-то можно? На работе начальник, друг начальника мужа, а у него там сейчас... Может быть как-то можно?
- Так что мне, с тебя штаны снять и ремня врезать?
Мария смогла только потрясти головой, горло отказывалось сказать "Да".
- Ну а что, - старший осмотрел Марию, - Попа у тебя что надо. Давай так, ты платишь три стоимости чего украла, я тебе всыплю ремня, и забирай свои побрякушки. А я скажу, что ничего у тебя не нашли.
Мария вновь смогла только потрясти головой, слёзы её душили. Главное, что ничего не узнают на работе, главное! - Вертелось в её голове.
- Ну, пошли, давай сюда,  - старший снова указал на каморку для отдыха, где на кушетке по-прежнему лежал пуховик Марии.
- Вот тебе и место подходящее. Ты это, сапоги только сними, чтоб не пачкать нам тут, и ложись вот сюда.
Как во сне, Мария медленно снимала сапоги, глядя, как старший запирает каморку на ключ, и расстёгивает форменный ремень. Она попыталась переложить пуховик на стол, но старший решительно пресёк:
- Ты его сверни, и вот тут посередине подложи, чтоб попа повыше была.
Мария свернула пуховик валиком, подложила под живот и легла сверху.
- Так и чего, я до тебя через юбку что ли достукиваться буду? - Услышала она насмешливый голос. - Попу не вижу! Голую!
- К-как г-голую? - смогла выдавить Мария.
- Э, а ты чо думала? Шутки шутить? Пойдём-ка будем бумаги писать. Тоже мне...
- Нет! Подождите, я сейчас... - Мария даже не помнила, когда ей приходилось последний раз раздеваться при незнакомом мужчине. Она и при муже то давно старалась особо не оголяться. А вот, у врача же! И это как будто у врача, это как у доктора, так надо. Давай, Машка!
Мария стала двумя руками подгребать юбку вверх, а та всё не кончалась. Наконец, она почувствовала, что юбка вся уже выше попы, и нащупав края колготок, начала нерешительно стаскивать их с ягодиц, стараясь, чтоб спереди всё осталось прикрыто, и сзади открылось не слишком много.
- Так? - промычала она через пару сантиметров.
- Не так! Это ж не укол делать! Давай-давай, дальше.
В этот момент в груди Марии вдруг шевельнулось то самое, что она тщетно искала все предыдущие дни. Будто лежит Мария на берегу моря удовольствий, но волны плещут у ног, а до тела не достают. И тут вдруг волна окатила её до колен, и схлынула.
Отзываясь на это чувство, Мария решительно потянула колготки вместе с трусиками вниз. Волна поднялась до самых колготок, где они находились сейчас.
 
- Ну вот, сразу б так. Приступаем к оплате товара!
Ремень глухо шлёпнулся на попу Марии.
 
В детстве Марию никогда не наказывали таким образом. Шлепки родителей не в счёт. Да и потом Марии не доводилось бывать в такой ситуации, иногда разве что получала рукой по попке при страстном сексе, но ей это не особо нравилось.
Так что, мелькнуло у неё в голове, что-то вроде девственности утрачено, это ж надо в моём возрасте.
Вторая мысль была: "А не так уж и больно. Всего-то. Потерплю и свободна".
 
А волны тем временем испугались боли и отхлынули на время. Но боль оказалась терпимой, и, как только Мария снова осознала, что её голую попу видит какой-то охранник, они подкатили снова. Вода радости поднималась всё выше и выше, но никак не могла достичь сердца, откуда растеклись бы по всему телу. Каждый удар ремня приближал, казалось Марии, радостный миг, но каждая пауза снова её отдаляла. Тут ещё и старший опустил ремень и проворчал:
- Ну что ли хватит с тебя?
- Неееет! - чуть не закричала Мария, - Ещё, ещё. Но она никогда не смогла бы сказать такого, и горечь от недостигнутого сдавила ей сердце.
- Вынос на десятой кассе! - проквакала рация на столе.
- Ах вы ж! - заорал старший, - Да когда вы нажрётесь! А нннна тебе!
Следующий удары ремня по сравнению с предыдущими звучали как артиллерийский залп по сравнению с пистолетным выстрелом.
- Нна тебе, вот будете знать!
Мария, не в силах терпеть боль, пошевелилась, старший наступил ей на спину коленом и продолжал:
- А вот! Вот! Вот!!!
От последнего "вот" Марию подбросило, и волны залили её, наконец, с ног до головы. Она застонала, и, поджав руки под себя, зашлась в сладких судорогах. простонав: "Да, ещё..."
- Эй, эй, ты это, чего? - старший был напуган изрядно. - Ты б сказала, что больная, я б так отпустил. Я ж ничего, не так уж сильно-то.
Мария полулежала на той же кушетке, одежда её неумело была приведена в порядок.
- Ты это, давай домой двигай, и денег никаких не надо, иди уже. И  чтоб я тебя тут больше никогда не видел, в нашем магазине.
Мария сгребла пуховик в охапку и двинулась к двери.
- Э, а сапоги? Ну точно больная. И смотри, мужу задницу пару дней не показывай, а то не хватало...
 
Плюхнувшись с размаху в "Тойоту", Мария взвизгнула. Попа явно не хотела, чтоб на ней сидели. Но других способов вести машину не придумано, так что, устроившись кое-как, Мария Ивановна покатила домой.
- Нужна моему мужу моя попа, - вертелось в её голове.
 
* продолжение следует *

Estet1983 34 года
Регистрация: 2014-12-26
Рейтинг: 193

Позиция: Доминирование (Верх)

Добавлено: 2018-05-23 3:05

стиль как-то совсем прост, почти как русский рок, если вы понимаете о чем я  

Beterok 39 лет
Регистрация: 2014-07-21
Рейтинг: 292

Позиция: Подчинение (Низ)

Добавлено: 2018-05-25 19:05

А мне понравилось

Ketter 41 год
Регистрация: 2016-11-27
Рейтинг: 1073

Позиция: Мазохист

Добавлено: 2018-05-25 21:05

Читабельно, но ссылку на первоисточник стоило бы поставить.

Иногда в мою голову приходят такие мысли , что тараканы аплодируют стоя.

Dan6777 46 лет
Регистрация: 2018-05-23
Рейтинг: 5

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-05-28 23:05

Сообщение пользователя Ketter | 2018-05-25 21:05

Читабельно, но ссылку на первоисточник стоило бы поставить.

Спасибо! Первоисточник у меня на компе в текстовом файле, ссылку на него не дать  

Dan6777 46 лет
Регистрация: 2018-05-23
Рейтинг: 5

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-05-28 23:05

Сообщение пользователя Beterok | 2018-05-25 19:05

А мне понравилось

Благодарю! Продолжаем разговор (С)

Dan6777 46 лет
Регистрация: 2018-05-23
Рейтинг: 5

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-05-28 23:05

Охранник зря беспокоился, мужу попа Марии и правда не особо была нужна в эти дни. Его повышение по службе пока так и не оформилось, он ходил нервный и бросался то на жену, то на детей, а то и коту доставалось.
Мария в ванной рассматривала попу при помощи хитрой системы из двух зеркал. Синяки вроде почти сошли за пару дней, кроме нескольких от ТЕХ ударов. Но в зеркале было не особо понятно, Мария Ивановна попробовала снять на смартфон и рассмотреть, так вышло ещё хуже. А то ещё муж в смартфоне наткнётся на такие фотки, скажет своё обычное: "Мать, нам с тобой скоро сотня лет на двоих, а ты тут всё сиськами трясёшь что ли?".
Но, в целом, вроде как попа выглядело нормально, просто раньше Марии как-то не приходило в голову её столь пристально разглядывать.
Неделя плавно катилась к концу, когда дочь порадовала.
- Мам, там эта, завуч Церберша выздоровела, тебя хочет немедленно видеть.
Ну бегу, конечно, волосы назад, других дел-то нет у нас.
 
-- Скажи, в пятницу после 18 часов могу зайти, как с работы поеду. Сказала.
Пятница, на работе всё нормально, за неделю отстрелялись, осталось заехать в школу.
Школа, которую Мария Ивановна помнила ещё по своим школьным временам, встретила темнотой и тишиной. По памяти дошла до кабинета директора, там горит свет. В приёмной сидит завуч, та самая.
- Мария Ивановна, ссссспасибо, шшшшшто зашли! - змеиное шипение в каждой букве.
- Вы знаете, сколько у Вашей дочери прогулов? А двоек? А ЕГЭ как думаете сдавать? Допуска не будет по трём предметам! Вы вообще думаете о своей дочери, или у вас на уме только хиханьки-хаханьки?
- Цирцея Борисовна, давайте не будем в таком тоне. Моя дочь, конечно, с непростым характером, но она умная, что отмечают даже педагоги вашей школы, и...
- Вам мой тон не нравится? Идите тогда к директору! Вот он тут! Андрей Вениаминович! Тут им мой тон не угодил, поговорите с ними сами! Нарожают дебилов, а потом ходют, тооон им не такой.
Мария вспомнила, что про Цербера говорили, она кошмар, но у неё рука в РОНО, а хуже её только директор.
Цербер свой монолог произносила в уже открытую дверь в кабинет директора, куда Мария Ивановна и направилась.
Директор, восседающий за своим столом, вовсе не выдыхал огня и дыма, как думала Мария Ивановна по рассказам родителей одноклассниц. Это был обычный мужик за пятьдесят, усы и выправка выдавали в нём бывшего военного.
- Здравствуйте, Мария Ивановна! Вы проходите, присядьте, давайте поговорим. И давайте сразу, мы тут люди современные, без стереотипов.
Мария утонула в глубоком кресле напротив директорского стола, не хватало только стакана с коктейлем или сигары.
- Вы не обижайтесь на Цирцею, ээээ... Борисовну, она всегда смотрит на вещи немного трагически. Но всё же в данном случае мы должны признать, положение Вашей дочки, и правда, сложное. У неё огромный процент прогулов и конфликты с двумя учителями. Лет десять назад это можно было бы тихо погасить, но сегодня её просто не допустят к ЕГЭ. Итог - выход со школы без экзамена и сами понимаете что.
- Андрей Вениаминович, я не понимаю, как же так... Мы же всегда дневник... Там всё хорошо...
- Мария Ивановна, воспитание старшеклассников не сводится к "дневник". Это целая наука! Вы знаете, я иногда так жалею, что мы с Вами не в Англии и не в частной школе!
- А что в Англии в частной школе?
- А там бы я, уважаемая Мария Ивановна, не вызывал бы вас сюда. А просто отвёл бы Вашу дочь в комнату для наказаний и выписал бы ей всё положенное. И Вы знаете, уверен, что это помогло бы гораздо больше.
- Ну хорошо, давайте допустим, что мы в Англии. Что бы вы реально сделали сейчас?
- Давайте допустим. Я БЫ взял за ухо двоечницу, отвел БЫ её в физкультурный зал, там БЫ разложил её на подходящей скамейке. Снял БЫ с неё штаны, и всыпал пятьдесят горячих ремнём, а потом добавил БЫ ещё двадцатку скакалкой как закрепление пройденного материала.
Директор так старательно подчёркивал интонацией свои БЫ, что не возникало никаких сомнений, будь это в его власти, он бы это сделал.
- Андрей Вениаминович, так если родители не против, то может это и выход?
- - Простите, Мария Ивановна, как Вы себе это представляете? Даже если мама не против, и папа не против, и даже сам школьник не против, то как можно представить такое обращение с несовершеннолетним в стенах школьного учреждения? Это ж, простите, тюрьма для всех участников. Так что давайте оставим мечты об Англии и вернёмся к реальности. Ваша дочь не получит допуска к ЕГЭ по причине прогулов, и я не знаю, как это исправить.
- С несовершеннолетним не представить, а с совершеннолетним? - это бес в груди Марии Ивановны заговорил.
- Что Вы имеете в виду?
- Ну вот я совершеннолетняя, Вы можете со мной проделать это всё, чтоб я поняла, а дальше я дочери передам такими средствами, чтоб она поняла, - услышала Мария свой голос. Стоп, это вообще я говорю?
- То есть, Мария Ивановна, вы предлагаете мне Вас отвести в физкультурный зал? - в голосе директора прозвучала заинтересованность. - И дальше Вы объясните дочери, что хватит прогуливать и пора взяться за ум?
- Если это ей даст допуск к ЕГЭ, то именно это я и предлагаю, - как в воду нырнула Мария. - Но проблемы с остальными учителями тогда решать Вам.
- Нуу, что ж, - на лице директора появился, наконец, реальный интерес. - Это невиданно в истории педагогики, но давайте попробуем!
Мария с директором вышли через приёмную из кабинета и полутёмными коридорами поднялись в физкультурный зал. Мария не бывала тут лет... Сколько ж прошло с десятого класса? Всё давно переменилось, разодранные маты и хромой козёл заменились тренажёрами.
- Ну вот, скамья для пресса нам подойдёт, - сообщил директор. - Мария Ивановна, пожалуйте сюда.
Всю дорогу Мария пыталась вспомнить, сколько ремня получила она в магазине, и не могла. Пятьдесят это много или мало?
Скамья для пресса напоминала приспособление для глажки рубашек, только чуть не горизонтальное.
- Эмм, и как мне сюда?
- Ну вот смотрите, тут голова ниже попы, только Вам придётся лечь лицом вниз, а не вверх. Мы ж не пресс качать пришли.
Мария сбросила пуховик, сегодня она была в джинсах по поводу пятницы, в офисе допускался кэжуал. Она легла на скамью, голова и правда оказалась ниже попы.
- Ну, а теперь давайте, готовьтесь к наказанию, - как из астрала донёсся голос директора. - Как в Англии.
Мария с некоторым трудом нащупала на животе пуговицу джинсов, молния сползла вниз сама. Под джинсами были только трусики, погода стояла довольно тёплая, и когда Мария потянула джинсы вниз вместе с трусами, волна опять подкатила до колен. Снова попу видит незнакомый!
- Отлично! Только ещё два момента!
Директор отошёл, покопался в аптечке на стене и вытащил оттуда рулон пластыря.
- Это чистая формальность, но всё же, - и Мария почувствовала, что её запястья по очереди приматываются пластырем к железным ручкам, торчащим из скамейки.
- И второй момент, Вы будете считать вслух, ясно и громко. Как мы договорились, пятьдесят ударов ремнём!
- Хорошо, я буду, - глупо, но Мария больше ничего не смогла сказать.
- Ну, поехали.
- Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть.
Ремень больше хлопал для звука. Волна, так ожидаемая Марией, всё плескалась на уровне колен.
- - Двадцать один. Двадцать два. Двадцать пять.
Мария схитрила, думая, что это раззадорит директора и заставит бить сильнее, чтоб волна поднялась чуть повыше.
- Ээ, двадцать три всего!
Наказание продолжилось в том же темпе.
- Сорок восемь! Сорок девять! Пятьдесят! - Мария надеялась, что последний десяток поднимет волну повыше, но нет, директор работал как автомат. Вот и всё закончено, Машка, и зачем тебе это было надо? Ну, хоть дочери помочь.
- Дальше можешь не считать, я уж сам, - донеслось до Марии.
Дальше? Говорили же про пятьдесят? А, там что-то ещё упоминалось для сохранения, или как оно там говорил? То ли верёвка, то ли резинка для белья.
Жаль, что всё так заканчивается, но не просить же врезать сильнее. Главное, что дочь теперь получит допуск.
Позади Марии раздавалось какое-то побрякивание, директор боролся со скакалкой.
- Ну вот так, в четыре раза нормально, - Марии это ничего не сказало. - Продолжаем учение!
В воздухе свистнуло гораздо выше, чем это делал даже ремень при ТЕХ ударах, и на попу упало что-то. Мария мысленно пожала плечами, "и что это было? вообще никакой боли". Тем временем свист повторился и боль от первого удара пришла одновременно со вторым.
Первой мыслью Марии было: "Так больно не бывает. Это кажется"
Вторая мысль "мне капец"
Третья "Аййййй, прекратите!!!!"
Мария извивалась на скамье, но руки были крепко притянуты, а попа металась по скамье туда-сюда, но не могла найти убежища. Где-то в районе седьмого удара плотина рухнула и Марию накрыло с головы до ног. Попа металась всё так же, только уже не от боли, а от сладостных судорог, а из груди вырывалось только "Ещё, ещё!"
Выдал ли директор обещанные двадцать ударов, Мария не знала. Когда она пришла в себя, руки уже были освобождены от пластыря, а директор, тряся её за плечо, вопрошал:
- Мария! Мария Ивановна! Всё хорошо? Можете не переживать, Ваша дочь допущена к ЕГЭ. А? А?
Мария подтянула джинсы, хоть через попу они проехали и безумно больно. Встала со скамьи.
- Хорошо, мы договорились, все конфликты исчерпаны?
- Да, на сегодня. Но если она продолжит... Вы понимаете?
- Понимаю. Она не продолжит.
- Надеюсь. Мария Ивановна, тут в раздевалке девочек есть душ, если Вам надо, пожалуйста, умыться там...
Мария на трясущихся ногах дошла до раздевалки девочек. Открыв дверь, Мария услышала удаляющееся цок-цок по коридору. Выглянув, она увидела в сумраке фигуру, явно напоминающую Цербершу, которая на бегу поправляла юбку. спешно удаляясь.
- - Да у вас тут все извращенцы, - мысленно подвела итог вечера Мария Ивановна. Но главное, дочка спасена. Ну и не только...

Госпожа_мАДлен 48 лет
Регистрация: 2012-11-19
Рейтинг: 7

Позиция: Доминирование (Верх)

Добавлено: 2018-05-30 10:05

Интересный рассказ. Спасибо!

Dan6777 46 лет
Регистрация: 2018-05-23
Рейтинг: 5

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-05-31 0:05

Сообщение пользователя Госпожа_мАДлен | 2018-05-30 10:05

Интересный рассказ. Спасибо!

Спасибо, Госпожа!

Dan6777 46 лет
Регистрация: 2018-05-23
Рейтинг: 5

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-05-31 0:05

3.
 
Со времени визита в школу прошло уж больше недели, а следы от скакалки всё висели на попе фиолетовыми петлями. Когда ж это пройдёт, недоумевала Мария Ивановна. Попа уже была готова к новым приключениям, а следы от старых всё не хотели проходить, несмотря на примочки и мази. Даже муж стал вроде задумываться, чего это Мария перешла окончательно на трусы вида "прощай молодость", хотя ещё недавно любила стринги, что муж, конечно же осуждал.
Мария Ивановна в этот вечер обратила взгляд на мужа, и, после короткой прелюдии, когда не ожидавший такого поворота муж всё ж возбудился, промурлыкала ему на ушко: "А ты не хотел бы как-нибудь пожёстче? Отшлёпай меня слегка?" На недоуменный взгляд мужа добавила "Можно даже не только ладошкой".
Муж как-то резко стал терять возбуждение и промычал в ответ "Мать, ты чо? Пятьдесят оттенков насмотрелась? Я ж тебе не извращенец какой, таких ваще лечить надо"
Марии пришлось срочно врубить заднюю "Ой пошутила ж я, девчонки на работе тут кино обсуждали, решили мужей по приколу проверить", но муж прикола не оценил и отвернувшись, заснул. Кажется, он вообще забыл давно, как выглядит попа его жены.
Ну что ж, дома ждать помощи не от кого, поняла Мария. А где, на работе что ли?
На работе большинство мужчин были представлены аморфными очкариками, которые не давали даже подумать о том, что кто-то из них может поднять руку на женщину, а уж тем более на её попу. Исключение, пожалуй, составлял только шеф, относительно молодой, интересный, и с неясным семейным положением. Про него говорили, что с прежней работы ему пришлось уйти из-за секретарши, которая там что-то как-то кому-то, но кто ж верит таким вещам, да и секретарша... Но к шефу ж не подъедешь просто так, что пойдемте кофе выпьем, а потом...
В этот день Марии как раз пришлось ехать рядом с шефом за заднем сидении его BMW, но шеф зажался в самый угол и оттуда вещал:
- Мария Ивановна, вы как представитель финотдела, но ради всего, молчите, пока я не дам сигнал, а лучше и совсем молчите. Заказчик очень важный, а нам главное вытрясти с них документацию, потому что по условиям договора мы должны сами её заказывать, но она стоит как самолёт, а нам-то официальная копия не нужна, нам только ознакомиться и ладно.
Но на переговорах всё прошло довольно гладко, заказчик, правда, малость сделал вид, что поупирался, когда шеф сказал им:
- У вас же уже есть выкопировки из кадастра, давайте, мы их просто себе снимем, чтоб не тратить времени, а то это долго.
- Дорого, - улыбнулся заказчик.
- Сложно и долго, - попытался настаивать шеф.
- Дорого, - ещё шире улыбнулся заказчик.
- - Ну, и дорого, а это в смету же войдёт, так что сэкономим, -  нашёл компромисс шеф.
Заказчик не нашёлся, что ответить, и махнул рукой.
- Вы только уж аккуратнее с документами, нам-то оригиналы нужны, так что верните в лучшем виде, - был последний аргумент заказчика.
- Не волнуйтесь, лично Мария Ивановна отвезёт, у неё документы как в сейфе! - отрапортовал шеф. - Ну, по рукам?
- По рукам!
- - Тогда в честь такого события, давайте по чуть-чуть коньячку, фирменный из Франции.
Мария Ивановна коньяк пить не стала, да ей особо и не предлагали. Она сгребла папки с документами и двинулась в офис, по дороге планируя заглянуть  с банк за бумажками. На BMW её обратно, конечно, не повезли, и пришлось лезть в метро.
В банке, конечно же, была дикая очередь. Ожидая вызова, Мария Ивановна невольно прикидывала, кто из работников банка как  бы мог себя повести... Этот хипстер совсем дрищ, у него ж ремень поднять сил не хватит. Эта девушка с глазами газели, небось, убежит при первом намеке на такое. Ну вот бабка в соседнем окне - эта бы могла. Ей бы в гестапо работать, судя по лицу, в самый раз. Мария Ивановна, разложив документы на столе, исподтишка наблюдала за работниками банка.
Внезапно над ухом раздалось:
- - Добрый день, вы из учреждения NNN? Извините, что пришлось ждать, все операторы заняты, но пройдёмте ко мне, я управляющий этого филиала. Как там Сергей Петрович?
Сергеем Петровичем звали шефа Марии, видимо, не просто так про него ходили непростые слухи.
- Конечно, немедленно сделаем все выписки вам, и письма, сейчас-сейчас. Прошу, вот моя визитка, если вдруг снова попадёте в такую ситуацию, немедленно звоните!
Кажется, Сергей Петрович и впрямь не так прост.
С пачкой нужных выписок Мария Ивановна покинула банк и снова на метро доехала до конторы. Лифт давно уже починили, одно удовольствие подняться на пятый этаж. Прошмыгнув в свою норку, Мария стала рассортировывать документы по ящикам. Выписки из банка сюда. Письма от контрагентов. Проект договора с заказчиком. Предварительное предложение с подписями. Выкопировки из кадастра. Выкопировки из кадастра! Вы где?
Мария похолодела до глубины души. Ещё раз перебрала все папки. Нету.
В банке на столе оставила?
"Тойота" донеслась до банка за каких-то двадцать минут, но стол был девственно чист. Охранник ничего ни про какую папку не слышал. Мария даже набрала управляющего, но подошла секретарша, и сказала, что всё потерянное и найденное сдают охраннику, он в курсе. Банк тем временем начал закрываться и Марию как-то ненавязчиво выдавили на улицу.
Всё. Это конец.
Те самые выкопировки, которые можно заказать только через министерство.
Потеряны.
Марией,
Принадлежащие заказчику.
Остановите Землю, я сойду, Вот всё, что думала Мария, медленно двигаясь к офису. А может всё ж на столе завалилась?
 
В офисе было тихо, рабочий день давно закончился, только у шефа свет. Готовит договора.
На столе заветная папка так и не появилась. Что делать? Что?
 
Вот и шеф заглянул, о, Вы ещё на работе? Готовите бумаги? Я как раз хотел у Вас спросить, что вы думаете... Мария. Мариииия Иванна!
 
- Я потеряла выкопировки.
- Шшшшшто?
- Я потеряла выкопировки. Из кадастра. Заказчика.
- Мария Ивановна, сейчас не до шуток, у нас заказ практически горит.
- Я. Потеряла, Выкопировки.
- .....
 
- Б....!!! Ну как можно? Как можно было их потерять? - до шефа наконец дошло.
- Вы знаете, сколько они стоят? А сколько стоит их срочное изготовление? Так, ко мне в кабинет пойдёмте.
 
Прошли в кабинет.
 
- Так, сейчас я Вам скажу. Срочное в течение недели изготовление стоит... Стоит....
- .....
 

Названная сумма повисла в воздухе, как приговор. Это была зарплата Марии Ивановны примерно за полгода.
 
За время паузы шеф налил себе стакан коньяку и выпил залпом.
 
- И что Вы думаете? Как Вы за них будете платить? Пока не выплатите - ни копейки зарплаты!
Мир сделал два оборота вокруг Марии и не хотел никак вставать на место.
- Простите, я... У меня ипотека... Двое детей... Муж один не потянет, у них там всё откладывается...
- Ах, у вас дети и ипотека? А я рожу эти деньги что ли? Я - рожу?
Визг шефа разнёсся по офису и затих в углах. Никто не отозвался.
- Так, или Вы платите эти деньги, или, или... Я не знаю... Или мы расстанемся!
- Нееет, - простонала Мария Ивановна, - Накажите как угодно, только не это! Я не могу остаться без работы! Давайте я буду в выходные и вечерами работать, давайте что хотите! Накажите, как считаете нужным, только....
- Накажите... Что мне Вас, на конюшню отправить? Чтоб Вам там высекли? - голос шефа сорвался и он опал в кресло.
- Да! - Это снова бес в Марии отозвался, - На конюшню и выпороть, как скажете!
Шеф мутным взором оглядел Марию, и взгляд задержался на её попе. Покачиваясь из стороны в сторону, он рассматривал... Рассматривал...
- А хорошо! - Рубанул ладонью по столу шеф. - И накажу, только не жалуйтесь потом!
- Не буду! - весело ответил бес.
Шеф открыл дверь, ведущую из кабинета в комнату отдыха позади.
- Прошу сюда!
Мария впервые зашла в эту комнатку, ничего особенного, диван, стол, телевизор.
- Вот диван вполне подойдёт, - решил шеф. - Проходите и укладывайтесь сюда!
По случаю переговоров Мария была в не особо длинной облегающей юбке и черных колготках. Юбку задрать было не так просто, но она справилась, и улеглась на диван кверху колготной попой.
- Не так! - Решил шеф. - Давайте-ка на колени перед диваном.
Мария встала на колени и легла грудью на сидение дивана, отклячив попу назад.
- Во, так хорошо, - сказал шеф, и сзади донеслось позвякивание ремня, вынимаемого из брюк. - Попрошу попу к наказанию!
Уже почти привычным движением Мария продела большие пальцы рук под резинку колготок и, зацепив трусики, потащила их вниз. Горячее шевельнулось в груди почти сразу, и она постаралась продлить момент, спуская колготки всё дальше и дальше, пока не дошла до самых колен.
- Так?
- Хорошо! - выдохнул шеф. - Ну, приготовьтесь!
Ремень тяжело опустился на  попу Марии, и она уже привычно задержала дыхание, наблюдая, как колышатся у ног волны. Шеф то ли принял слишком изрядно коньяка, то ли жалел Марию, но ремень его делал больше звука, чем боли, и волны никак не хотели подниматься выше.
- На! Вот! На! Ну что, хватит тебе?
- Сергей Петрович. Я забыла Вам сказать. Я ведь отчёт тоже не сделаю к дедлайну, минимум на неделю задержу. Потому что лень.
- Чтоо? Чтоб мне отчёт вовремя был! Нна! Вот! Вот тебе!
Ремень заходил с удвоенной силой, и волны блаженства поднялись выше, выше, но ещё немного недостаточно.
Мария, стоя на коленях, изо всех сил выпячивала попу навстречу ремню, вот я тут, возьми меня, возьми сильнее! В какой-то момент она оторвала живот от дивана, и, чтоб сохранить равновесие, раздвинула колени пошире. Ремень в неверной руке шефа вместо ягодицы врезал по внутренней стороне бедра, и тут Мария со стоном раздвинула колени так, как только позволяли колготки с трусиками, висящие на них. Ещё два удара по раздвинутым ногам взметнули волны выше головы и Мария, сжав ноги, рухнула на диван. Она уже почти научилась сдерживать стоны и конвульсии в этот момент, но шеф всё ж заметил и остановился.
- Ещё, ещё, - шептала Мария, но шеф решил:
- Ладно, хватит с тебя! Отчёт чтоб мне был вовремя, а с бумагами я разберусь. Иди с глаз моих!
Мария подняла трусы с колготками на место, и поправляя юбку, побрела с глаз. Её слегка шатало, но в голове не было ни бумаг, ни отчёта, были только воспоминания о сладком взрыве. Машка, что ж ты творишь?

Dan6777 46 лет
Регистрация: 2018-05-23
Рейтинг: 5

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-06-02 0:06

4.
 
Постоянное любование собственной попой при помощи зеркал в ванной вошло у Марии Ивановны в привычку. Изучая каждый сантиметр части своего тела, она пыталась понять, не осталось ли каких-то постоянных следов, и можно ли уже поворачиваться к мужу этой стороной. Муж явно отметил некоторые странности в поведении Марии: раньше, переодеваясь при нём, Машка старательно отворачивалась, дойдя до операций с бюстгалтером, а последнее время вдруг стала периодчески показывать сиськи. Разврат! С другой стороны, если раньше Мария отдавала предпочтение кружевным трусикам, аппетитно подчёркивающим попу, то теперь в её гардеробе поселились какие-то непроницаемые панталоны (муж не мог придумать другого названия для них). Но у мужа хватало своих забот на работе, чтоб сильно задумываться ещё и об этом.
Как-то, убедившись, что ни малейших синяков не осталось, Мария вытащила из шкафа забытое кружевное и сподвигла мужа на ежеквартальный секс. В поисках пляжа и волны, она прошептала "Давай теперь так!" и повернулась на живот, приподняв вверх свою красавицу. Как бы ей хотелось, чтобы сейчас ремень прошёлся по обоим полушариям, но ощутили они лишь вес мужа. Мечты о ремне даже явили Марии приближающийся берег с волнами, но тут муж иссяк и предоставил Марии самой грезить о дальних берегах.
Увы, только грезить ей и оставалось. Начальник убыл в длительную командировку, дочка после крупного разговора (без ремня, конечно, но было шумно) таскала из школы 4 и 5. Не в магазин же идти! Да и охрана наверняка вызовет милицию и скорую, стоит ей только появиться на горизонте.
А может тут как с этим делом, сама-сама? Эта мысль посетила Марию ранним утром, в процессе приготовления яичницы мужу на завтрак. Каких-то четверть часа назад будильник вырвал её из сладкого сна, в котором с ней... Она уже и не помнила, что с ней делали, но что-то хорошее. В руках у Марии как раз была деревянная лопатка для сковороды и Мария, недолго думая, сдвинула с попы халатик и шлёпнула себя лопаткой. Ничего. Надо посильнее, наверное. Не, всё равно ничего. Может сильнее и чаще? Тоже как-то не очень, хотя...
- Мать, ты чего, с утра шницель затеяла? Мясо отбиваешь? - это сонный муж бредёт в ванную. - Весь дом же перебудишь.
Мария Ивановна с досадой затянула пояс на халате.
 
Конечно, рассматривая попу, Мария Ивановна с тоской отмечала, что несколько лишних кг на ней имеется. В её биографии было предостаточно диет, дюканов, раздельных фитнесов и ещё каких-то запутанных способов, у которых был один общий момент - отсутствие результатов. Но недавно в соседнем квартале открылась новая "Клиника доктора Штерна. Похудание с гарантией за три месяца! Полный возврат денег при отсутствии результата!", и Мария Ивановна, в очередном обострении "к лету надо похудеть", не удержалась, чтоб не заглянуть туда.
Клиника произвела приятное впечатление, договор на 16ти листах оговаривал полный возврат денег, если к концу курса пациент не будет соответствовать графику снижения веса. А сам доктор (Штерн или не Штерн?) был вполне классическим доктором средних лет, из тех, на кого только посмотришь, и понимаешь - всё будет хорошо.
Курс стоил очень приличных денег, но у Марии они были, да и "полный возврат" грел душу. На первом приёме Марии выдали шкафчик в раздевалке и приятный белый халатик на голое тело, чтобы перемещаться между кабинетами. Её меряли, взвешивали, вычисляли какие-то индексы, надевали датчики, в общем, отрабатывали по полной. Итогом стал "Личный график снижения веса", в котором был расписан по неделям вес Марии на ближайшие три месяца, под последней датой стояла очень приятная цифра. Помимо графика ей выдали тонну распечаток и рекомендаций, что когда есть и сколько гулять, установили на телефон программу, показывающую успехи за день, и выдали несколько коробочек с капсулами и сложным расписанием приёма. Домой Мария летела как на крыльях.
За всеми этими хлопотами Мария стала даже как-то забывать о береге и волнах... Нет-нет, да и мелькали воспоминания, но Мария твёрдо отбрасывала их и шла пешком до магазина. Каждый килограмм полезной еды в пакетах на обратном пути радовал её сожженными калориями, если верить телефону.
Еженедельные визиты в клинику стали для Марии отрадой. Переодевшись в халатик, она переходила из кабинета в кабинет, и в каждом ей сообщали об улучшении, повышении и снижении. Первые три недели Мария даже опережала график на 200 грамм.
Но потом пришёл баланс, на работе пришлось оставаться до 9 вечера, и пару дней Мария только и успевала, что схватить пиццу или бутерброд, вместо проросшего салата и соевого творога. В клинику, конечно, она всё равно вырвалась, несмотря на загруженность на работе. После пробежки по кабинетам ассистент подошёл к ней:
- Мария Ивановна, доктор хочет с Вами поговорить.
 
- Присаживайтесь! - доктор расхаживал по кабинету, засунув руки в карманы.
Мария села, одернув халатик, который едва закрывал колени.
- Мария Ивановна. Что-то у нас пошло не так. Вы выбились из графика на 150 грамм, как же так?
- Понимаете, работа, завал, там...
- Понимаю. Но и Вы поймите, у нас график и договор. По договору Вы должны идти строго в графике, иначе - смотрите пункт 112 вторая часть, придётся проводить с Вами медицинские процедуры. Вот полюбуйтесь. - доктор откатил в сторону тяжёлую дверь с надписью "Процедурная", которая вела из его кабинета в полутёмное помещение. Мария увидела кушетку, кресло, как у  гинеколога и какие-то инструменты, разложенные на столе.
- Сегодня не будем, - спешно закрыл дверь доктор, - Но запомните, ещё раз придёте на осмотр с лишним весом, мне придётся отвести вас туда.
- А какие процедуры? - Мария не очень любила все эти медицинские темы, особенно сдачу крови.
- Нужные и полезные. Если хотите, можете отказаться в любой момент, договор расторгается по Вашей инициативе, оплата не возвращается. Всего Вам доброго, постарайтесь через неделю меня порадовать!
Слегка испуганная, Мария выскочила в коридор и пошла в раздевалку, переодеться в уличное. В раздевалке было штук 50 шкафчиков, но до этого Мария никогда не встречала там других пациентов. Но на этот раз кто-то был тут, из туалета доносились звуки, которые Мария идентифицировала как женские рыдания. Пожав плечами, Мария скинула халатик и стала облачаться в свою броню, но тут дверь туалета распахнулась и молодая пухленькая девушка уставилась на Марию покрасневшими от слёз глазами.
- Ой, простите, - пролепетала она, - Я так долго занимала, но.. Но...
И слёзы вновь покатились по её румяным щёчкам.
- Что такое, что у Вас случилось? - Марии не чуждо было сочувствие, хоть на работе её и считали чёрствой.
- У меня лишних 350 граммов, - прорыдала девушка, - Я сорвалась... А они... Они...
- Процедуры? - понимающе спросила Мария.
Девушка только затрясла головой, всхлипывая, махнула рукой и пошла к своему шкафчику, не осознавая, что делает. Халатик она стащила на ходу и принялась вытирать им заплаканное лицо. Её округлая попа была вся покрыта красными поперечными полосами, и Мария, застыв на месте, не могла оторвать от них взгляд.
 
Так вот какие процедуры проделывает доктор (Штерн?) в процедурной с толстой дверью! Мария Ивановна не могла поверить, что ей в руки падают берег и море, на целых 2 месяца, оставшихся от курса. А потом можно будет подкопить ещё на один!
 
Муж Машки накануне выпил пару пива под футбол и в три часа ночи проснулся по зову сердца. К его удивлению, жены рядом не было, а на кухне горел свет. Его жена сидела за столом и поглощала большой шоколадный торт. "Кто-то в этом доме сходит с ума", философски подумал муж. Он, кажется, начал привыкать к новым странностям Марии.
 
Всю неделю Мария отрывалась на тортиках и выпечке. В раздевалке клиники она быстро-быстро попихала вещи в шкафчик и, на ходу застёгивая халатик, ринулась по кабинетам. В первом же месте ассистент, посмотрев на монитор, страшно нахмурился и застучал по клавиатуре с пулеметной скоростью. Вскоре в кабинет вошел доктор (Штерн?), и вместо приветствия строго сказал:
- Мария Ивановна, прошу ко мне.
И вот Мария снова в кресле рядом с дверью в "Процедурную".  Доктор некоторое время молча ходил по кабинету, но вдруг наклонился к ней:
- Мария Ивановна! Полтора килограмма за неделю! Полтора! Вы издеваетесь надо мной? Или Вас конкуренты подослали? Объясните, что это такое?
- Я сорвалась, - промямлила Мария, покраснев от стыда за свою ложь, но доктор истолковал это как стыд за срыв.
- Я не могла остановиться, я ела и ела...
- Мария Ивановна, Машенька... Такое бывает, но мы не должны себе этого позволять! Надеюсь, это последний раз! Но, как мне ни грустно, я не могу оставить такое вопиющее нарушение правил без последствий. Очень серьёзных последствий. Прошу в процедурную.
Дверь снова откатилась в сторону, на этот раз тут было гораздо светлее. Кушетка была обычная, как из старой советской поликлиники. Кресло вроде тоже нормальное гинекологическое, только почему-то с ремешками на подставках для ног.
- Итак, Мария Ивановна, процедура у нас сегодня будет такая: лечебное воздействие на ягодицы. Лекарство у нас будет вот такое, - доктор открыл один из шкафчиков и ненадолго задумался. - Да, пожалуй, вот это для первого раза будет хорошо.
С этими словами доктор помахал в воздухе чем-то странным, к деревянной ручке был приделан кусок кожаного ремня длиной сантиметров 30 или больше. Когда-то это и вправду был ремень, на нём были даже хорошо заметны дырочки для застёжки.
- Дозировка у нас стандартная: десять за сто грамм. Но в Вашем случае прощаю на первый раз полкило, лечить будем один килограмм. Прошу!
Доктор застелил кушетку чистой простынкой, и бросил на неё клеёнчатую подушку.
- Это не под голову, уточню сразу.
Мария и сама поняла, куда подложить подушку, и только спросила:
- А халатик снимать?
- Как хотите, как хотите. Сегодня нет необходимости, - доктор так подчеркнул слово "сегодня", что стало ясно - когда-нибудь необходимость может и возникнуть.
Мария ограничилась тем, что задрала халатик повыше и приняла на койке боевую позицию.
- Ну что ж, - услышала она, - Да подействует лекарство во благо!
Ц! Ц! Ц! Ц! - Мария всегда слышала эту букву в звуке ремня по телу. Лекарство было неплохое, похоже на простой ремень, но доктор явно не хотел сильно стараться для первого раза, и море пока плескалось у ног Марии.
- Половина лекарства выдана, как себя чувствуете, больная? - наклонился к ней доктор.
Как, уже половина? А вода еще и колен не достигла!
- Продолжайте, прошу Вас, - прошептала Мария.
- Хорошо, получите вторую половину!
Ц! Ц! Ц!
Мария снова стала машинально приподнимать попу навстречу ремню и тут вспомнила, как обожгло её ремнём начальника по бёдрам, там, в кабинете. Незаметно она всё выше приподнимала попу и потихоньку раздвигала ноги, что требовало известных усилий, поскольку она уже не лежала животом на подушке, а почти стояла на коленях. Доктор, кажется, понял её и следующие несколько ударов нанёс по открывающимся ему новым пространствам. Мария застонала, вода ринулась выше пояса, но тут доктор остановился.
- Ах, вот оно как! - сказал он будто сам себе.
- Ну-ка, больная, остаток лекарства я выдам вам в другом месте. Вставайте, вставайте.
Мария нехотя поднялась с кресла и поняла, что доктор указывает рукой на гинекологическое кресло.
- Прошу.
Мария, разумеется периодически восседала на таких, и, само собой, никаких приятных ассоциаций оно не вызывало. Вода схлынула и берег стал удаляться, пока она ложилась на спину на указанное место.
Доктор сдвинул подставки для ног, чтоб ему было удобнее, и Мария положила на них ноги. Подставки были удобные, от колен до ступней, и обиты чем-то тёплым и приятным на ощупь. Каждую ногу доктор зачем-то пристегнул ремешками, потом обошёл кресло, и ловко прикрепил к каким-то железкам внизу оба запястья Марии.
- Итак, ко второй части лекарства готовы?
Мария кивнула, всё ещё не совсем понимая, что сейчас произойдёт. Доктор помахал перед её лицом ремешком с ручкой, и, встав возле её ног, провозгласил:
- Приступим!
Резким движением он развёл в стороны подставки с ногами Марии. От неожиданности она ойкнула и попыталась было свести ноги обратно, но подставки уже зафиксировались в таком положении. Внезапно волна прокатилась по телу, она лежит в таком виде и доктор с ремнём...
- Спокойно, Мария Ивановна, сейчас будет немного больно.
Ц! Машка этого не видела, но ремень нарисовал красную полосу на её правом бедре недалеко от промежности.
Ц! Такая же полоска на левом, для симметрии.
Ц! На правом, но уже ближе к центру.
Ц! И на левом симметричная.
Ц! Ц! Ещё две полоски, уже у самой грани.
ЦЦЦ! Доктор с размаху врезал по самой середине, по заветному, и дыхание Марии остановилось, а сердце подскочило вверх-вниз.
ЦЦЦ! Ещё раз туда же! И ещё!
Мария взвизгнула и, не в силах терпеть боль, постаралась свести ноги, но всё, что ей удалось, это слегка повернуться на бок, чтобы скрыть от доктора сокровенное. В такой позе ей удалось пробыть лишь несколько секунд, нагрузка на мышцы выпала колоссальная, и пресс просто отказал держаться. Доктор смотрел на её попытки с понимающей усмешкой.
ЦЦЦ! ЦЦЦ!
- Хватит! Хватит! - завопила Машка.
ЦЦЦ! ЦЦЦ!
Водопад захлестнул Марию. Она уже не кричала, а лишь протяжно стонала, и, не в силах свести ноги, двигала тазом вверх-вниз, вверх-вниз под ударами ремешка.
- Ну вот и всё, надеюсь, лекарство подействовало? - ноги и руки были уже свободны, хотя Мария всё ещё лежала на кресле, свернувшись калачиком.
- Кажется да, доктор.
- Вот и отлично. Идите одевайтесь и в следующий раз жду вас по графику! И помните, никаких рассказов о процедурах, про это в договоре тоже есть пункт.
Мария не без труда дошла до раздевалки, где на этот раз никого не было, и, как та девушка, бурно разрыдалась. Ей было унизительно и больно, но за всем этим стояла радость - теперь Машка знала, где её морской берег на ближайшие два месяца.

Dan6777 46 лет
Регистрация: 2018-05-23
Рейтинг: 5

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-07-07 0:07

5.
 
Мария забежала по дороге домой в магазин нижнего белья, чтоб купить самые длинные и непроницаемые труселя. Эх, где б найти панталоны до колена? Но вроде и так нормально, прикроет. Надо взять не одни, коли впереди ещё столько походов в клинику.
Однако, блестящий план Марии провалился ровно через неделю, при следующем визите. Вес опять был безобразно далек от графика, ассистент опять качал головой и вызвал доктора, который снова привёл Марию в кабинет. Она попыталась сразу пройти в "процедурную", но дверь не подалась, заперто.
- Нет, Мария Ивановна, процедур сегодня не будет, - огорошил доктор. - Я всё понял. И мы меняем план лечения! Договор это позволяет, поверьте мне.
Мария только хлопала глазами.
- Процедуры Вам будут назначены не как всем, за отставание от графика, а за его опережение. Придёте в следующий раз минус пятьсот грамм от положенного - будет вам процедура. А если килограмм, то и вторая. Ну а за больше килограмма вас ждут новые и интересные лекарства. Спасибо, до встречи через неделю!
На этот раз Машка рыдала в раздевалке гораздо горче и безнадежнее.
Неделю Мария питалась какими-то диетическими крошками, но график маячил далеко впереди. На следующем приёме доктор, анализируя её графики заметил:
- Всё же у вас маловато физической нагрузки. Может, в зал походите?
 
В зал. Сколько раз Мария Ивановна покупала годовой абонемент, и несколько раз даже ходила, но толку не было никакого, а ходить надоедало очень быстро. Но ради графика стоило попробовать ещё раз!
На работе Марии присоветовали хорошую тренершу по фитнесу, ну то есть не совсем фитнес, у неё групповые занятия по сгону веса, очень эффективные, как объяснила коллега.
Тренерша оказалась не такая молодая, как можно ожидать, высушенная и высмугленная солярием. Повадками она напомнила Цербера из дочкиной школы. "Давайте, давайте, шевелитесь!". В первый вечер с Марии Ивановны сошло сто потов, во второй она с трудом повторяла за тренершей движения, ломая ритм группе. На третий она не дотерпела до конца занятий и ушла плакать в коридор. Тело отказывалось слушаться.
- Всем до понедельника! - донёсся из зала бодрый голос тренерши, и группа теряющих вес дам направилась в раздевалку. Мария не хотела их видеть и затаилась в углу коридора, вытирая глаза.
- А, вот Вы где! - тренерша заметила её. - Ну и что это такое? Без воли Вы никогда не сможете достичь результата. Только через боль и терпение, а не плакать по углам! - разошлась она. - Распускаете себя! Я когда в юности в спорт-секции занималась, тоже не понимала, так нам тренер как врежет вьетнамкой с размаху, что полдня не присесть, так мозги-то на место и встанут.
- Сейчас вьетнамок нет, сейчас кроксы, - попыталась свести дело к шутке Мария.
- Ага, вот и дети сейчас как кроксы! Никакие! Я с детскими группами работаю, уж поверьте. Но у меня та самая вьетнамка для них припрятана, если кто лениться пробует. Очень хорошо действует!
Бес снова проснулся в Марии.
- Правда хорошо действует? Может и на мне попробовать?
- На Вас? Простите, но у меня рука отвалится до Вашей попы достучаться, да и мне во взрослых группах за изгнание лени не доплачивают.
- А я бы могла вас взять себе личным тренером.
- Вы знаете, сколько стоят мои личные тренировки?
- Знаю, и могу себе позволить.
- Ну что ж, - глаза тренерши хищно сверкнули, - Тогда уж поверьте, лень из Вас я выгоню. Когда первая тренировка?
- По изгнанию лени? А давайте сейчас?
- Я на сегодня закончила, у нас двойной тариф после окончания работы.
- Хорошо!
- Ничего себе! Ну что ж, пойдёмте выгонять Вашу лень!
Идя за тренершей по коридору, Мария чувствовала, как внутри неё всё сжимается от неожиданного поворота событий.
- Так, куда ж нам, - рассуждала тренерша. - Тут занято, тут тоже. А, у нас есть раздевалка для персонала, там душевая с сауной, пойдемте туда. Сейчас у всех занятия вроде.
Из своего шкафчика тренерша извлекла ту самую вьетнамку, уже без ремешков, старой советской резины. Размер пятидесятый наверное, вот это тренер у них был, подумала Мария Ивановна.
- Пойдемте в сауну, там мы заранее услышим, если кто в душ придёт. Если что, просто в сауне сидим.
Мария зашла в душевую, где никого не было, и увидела в конце темную дверь сауны. Ручка была чуть горячей, и дверь подалась не сразу.
- Вы что, всегда в одежде в сауну ходите? - послышался насмешливый голос.
Мария обернулась, тренерша уже стояла рядом совершенно голая, её топик и шорты висели на крючках для одежды. Смутившись, Мария принялась стаскивать спортивное, стараясь не смотреть на задорно торчащие соски тренерши.
- Мда, - обозрела её тренер, - ну чего, в сауну.
В сауне было уже не очень жарко, видимо, выключили её довольно давно. Мария встала коленями на первую скамейку, навалившись грудью на вторую, и отставила попу.
- А попа у Вас ого, - с некоторой даже завистью вдруг заметила тренерша. - Как лень выгоним, так ещё красивее станет!
С этими словами она помахала в воздухе вьетнамкой и с силой опустила её на левую ягодицу Марии.
Ай! Это было не как ремень, и не как скакалка, что-то новое, доселе неизведанное. Ой! Правое полушарие тоже познакомилось с изделием завода в Сланцах. Так и пошло, право-лево, ай-ой.
Волны вновь заиграли у ног Марии, поднимаясь не слишком высоко. Она попыталась старым приёмом раздвинуть ноги пошире, чтоб досталось не только попе, но тапок был слишком широкий, это не ремень, и не доставал куда надо. Правда, тренерша прикрикнула "Не шевелиться мне!" и ой-ай стали посильнее.
Мария ещё пару раз шевелила попой, чтоб вызвать более сильные ай-ой, но волны были ещё слишком далеко.
Повернув голову, Мария из-под руки залюбовалась тренершей, поглощенной изгнанием лени.
Неяркая лампочка светила как раз на неё и Мария видела её точёное смуглое тело без полосок от купальника, живот с кубиками и голое гладкое место под ним. Тренерша от своей работы сильно вспотела и капельки пота летели с неё, когда она с размаху опускала тапок на попу Марии. Внезапно Мария поняла, что её вот-вот накроет волнами, но тут тренерша утомилась и перестала работать вьетнамкой. Поставив левую ногу на нижний ярус скамейки, она потянулась всем телом, открыв взгляду Марии гладко выбритую тайну. Мария увидела, как под увеличительным стеклом, как струйки пота стекают по лобку прямо на...
Совершенно нежданно для Марии, её не накрыло обычным водопадом, а будто бы окатило тонкой горячей струёй, которая медленно шла по телу. Мария оторвала взгляд от тренерши, сжала ноги и мелко затряслась всем телом, будто пытаясь что-то то ли изгнать из себя, то ли наоборот, впустить. И провалилась в беспамятство секунд на 30.
- На сегодня хватит, думаю, - вывел её из транса голос тренерши. - Жду на следующей тренировки без лени! Я в душ, небось сама потеряла килограммов пять тут с вами.
Марию всё ещё потряхивало, пока она, сидя в сауне, через затемненную дверь следила, как тренерша смывает под душем трудовой пот. В кассе  фитнес-клуба Марию ждал гораздо менее приятный сюрприз в виде оплаты индивидуальной тренировки в неурочное время, ну да что поделать, махнула рукой Машка. Но часто так нельзя, разорюсь.

В начало форума :: БДСМ рассказы и реальные истории :: Просто, Мария!