Логин: Пароль:

Пользователей: 167494, пользователей онлайн: 126 . В чате: 1

Начало

Знакомства

Форум

Чат

Дневники

Публикации

  Уборка

НедетскийУголок 36 лет
Регистрация: 2018-02-09
Рейтинг: 25

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-02-09 17:02

Странный подъезд, в котором перепутаны этажи. Женя нажала в лифте на 12, как было записано у неё в телефоне, а на стене написано 11. «Так ведь голос в домофоне сказал нажимать в лифте на 13, тьфу блин!» - вспомнила она. Это было меньше минуты назад и уже вылетело из головы. Она поспешила обратно в лифт и нажала 13. «Совсем какая-то рассеянная стала последнее время», - подумала она, - «в свои 29», - и улыбнулась.
В этой ироничной улыбке над собой и была вся она – Женька, Женя, Жека, Евгения Леонидовна, 29 лет, не замужем, детей нет, когда-то спортсменка, когда-то студентка, когда-то банковский работник. Ирония сопровождала и защищала её всю жизнь. Легкое отношение ко всему не давало ей заморачиваться и грустить, и всегда притягивало множество веселых приключений на её круглую бодрую попку.
И выходя сегодня из дома, она, как всегда порадовалась солнечному морозному февральскому утру, ожидая чего-то нового и интересного. Последние три дня она запретила себе грустить о неожиданном сокращении в банке по причине банкротства и о своей временной «не престижной» работе уборщицей, на которую она устроилась, чтобы платить за съемную квартиру и протянуть, пока не найдет нормальное место.
«Не проституткой же» - улыбалась она себе и в кухонных разговорах с близкими подругами. «Хотя некоторые могли бы и заплатить…» - вспоминала она свои приключения в институте, когда жила в одном номере с двумя регбистами на сборах, когда ходила в баню с особенными девушками из других команд. Но это было далеко в прошлом. Мелкие навалившиеся проблемы за последний год засосали её  тело и мысли в «болото фригидности», как она сама прикалывалась, и «притушили торфяной пожар, оставив дымящийся мох».
Доза спорта тоже заметно уменьшилась. Из-за проблем на работе пришлось пока отложить походы в зал и заниматься самостоятельно - в основном подкачивать ноги и попу, руки и пресс. Но в зеркале по-прежнему была стройная красивая фигура, было за что подержаться, за что схватить, по чему шлепнуть, чему колыхнуться, за что ущипнуть и на что попускать слюнки. Женя любила по утрам кривляться и одеваться перед зеркалом: высунуть язык глядя на свою шикарную попку и крутить ею, одевая трусики; состроить грустную гримасу, сжав свои аккуратные сосочки в кулачки и показывая фигу.
На новую работу она одевалась так же как в банк – деловой стиль. Пиджак, блузка, юбка, колготки, каблуки – корпоративный стандарт. Плюс от себя аккуратно накрашена и уложена. Все клиенты из её пяти заказов были удивлены и иногда немного насторожены. Главное, чтобы не было жалоб на работу, иначе штрафы, а то и вся уборка бесплатно – компания очень заботится о своей репутации. «Клиент всегда прав, вас продали на время уборки, желание клиента - закон» - так наставляли новеньких. И огромный список различных правил, которые нужно было соблюдать в процессе уборки. Двое из пяти клиентов все-таки написали какие-то замечания в компанию, в итоге уборка за половину стоимости для клиента и без оплаты для Жени.
«Действительно, как рабы бесправные», - очередной раз подумала Женя, выходя из лифта на теперь уже верном 12-ом этаже. Нажимая звонок 128-ой квартиры, она вспоминала, как в детстве мама заставляла её убираться в комнате и наказывала, если она что-то делала не так хорошо, ставила в угол или закрывала в комнате,  а то и просто шлепала по попе, когда Женя совсем отказывалась делать что-то по дому.
«Вот были хорошие наказания» - шутила она  про себя, – «а сейчас зарплату не заплатят, уволят. Но и Чупа-чупс в качестве мотивации и вознаграждения сейчас уже не покатит».
Когда открылась дверь, она широко улыбалась от собственных мыслей. Увидев это, мужчина, открывший дверь тоже улыбнулся в ответ:
- Ого, вот это приветливость! Хорошая компания у вас.
- Здравствуйте, компания «Уберем - накажи», - по шаблону отчеканила Женя, запутавшись в собственных мыслях.
- Что? Как ваша компания называется? – мужчина улыбнулся ещё раз.
- Ой, простите… «Уберем - закажи».
- Да-да, проходите, пожалуйста!
Женя не ожидала увидеть мужчину. Так получилось, что все пять её предыдущих клиентов были женщины разных возрастов, и она уже закрепила женский образ в качестве заказчика и придирчивого приемщика работ. «Наверное, женщина тоже есть в квартире или появится потом, чтобы принимать работу», - подумала она.
- Проходите, вот тут вешалка, раздевайтесь, – засуетился хозяин.
Это был взрослый мужчина лет 35-ти. «В каком-то смысле мой ровесник», - прикинула Женя, вспоминая свои общения со студентами старших курсов или уже закончившими институт игроками их дружной команды, когда она сама была ещё только на первом курсе. Она обычно общалась с мужчинами немного старше её.
- Вот тапочки. Позвольте, я дверь закрою.
Замок был с ключом и со стороны квартиры тоже. Мужчина повернул два раза ключ и убрал его к себе в карман. «Зашибись! Я так теперь ещё и выйти не смогу?!» - немного насторожилась в своих мыслях Женя.
Когда хозяин поворачивал ключ, она обратила внимание на его голые накаченные руки – он был одет в цветную майку с открытыми плечами и короткие шорты – Жене это понравилось. По ногам также было видно, что он любит спорт и наверняка ходит в зал. Вообще, этот мужчина ей точно нравился – спортивный, веселый, вежливый.  
- У меня своя обувь, - сказала она, доставая из пакета туфли на каблуке.
- Вам удобно в этом делать свою работу? – спросил хозяин.
- Корпоративный стандарт. Так надо.
- Да уж. Наверное, ещё и отзывы от клиентов потом собирают и наказывают, если что не так?!
- Да, у нас очень строго.
- Штрафуют?
- Запросто.
Женя переобувалась. Одевая туфли она осматривалась и прикидывала приблизительный фронт работ. Квартира была однокомнатная – знакомая планировка: из коридора вход в комнату, в кухню и в совмещенную ванну-туалет. В комнате виднелся большой Г-образный диван и непонятная конструкция на половину комнаты – как будто каркас куба из бруса по периметру  от пола до потолка и от стены до стены. В брус также по периметру были вкручены какие-то петельки, крючочки и подвесы.
«Может для ремонта или для тренировок каких-нибудь», - решила Женя. В комнате ещё виднелось большое кожаное кресло на колесиках. На кухне был виден стол, на столе ноутбук и два монитора, ещё одно кресло. «Площадь небольшая, мебели немного, убирать несложно», - прикинула она.
- … лучше бы в угол поставили и отшлепали, да?
- Что, простите? – Женя вернулась от своих мыслей к реальности и поняла, что что-то пропустила мимо ушей.
- Я говорю, что лучше бы как мама в детстве за плохую уборку в угол ставили или  по попе шлепали, чем штрафы эти, да?
- Да даже не знаю… - Женя растерялась. Ей стало не по себе от такого совпадения мыслей. Она посмотрела  на хозяина. Он улыбался и все больше нравился ей. Беспокойство ушло. – Наказания тоже разные могут быть!  - зачем-то добавила она, опять растерялась и заспешила: - Что убирать? С чего начинать?
- Ну, вот везде и всё. Вот комната, – мужчина направился в комнату, но вдруг резко развернулся и спросил: - А как вас зовут?
- Евгения. Женя.
- Приятно познакомиться, Женя. Меня Юра. Можем на «ты»?
- Да, конечно.
- Отлично. Вот в коридоре нужно протереть – хозяин развел руками.
Женя окинула взглядом коридор и отметила, что никакой женщины, скорее всего, нет – в коридоре не было ни одного шкафа, не считая маленькой этажерки для обуви с мужскими ботинками и кроссовками, зато была вешалка, на которой висели две явно мужские куртки.
Они прошли в комнату. Женя цокала каблуками. В нише, которая не просматривалась из коридора, оказались зеркальные двери встроенного шкафа от потолка до пола. Они были закрыты.
- Тут вот тоже пол помыть, двери протереть… И как вам удобно в таком костюме работать? – опять не удержался Юра. – То есть тебе, – поправился он, вспомнив недавнюю договоренность.
- Не очень удобно, но терпимо, – ответила Женя. – Так надо.
- Ну ладно! Но если у вас есть во что, то можете переодеться во что-то удобное, я не скажу вашей компании. Для меня главное качество уборки.
И он посмотрел Жене в глаза, ей опять стало не по себе. Причем именно от этого «главное качество уборки». И снова эта официальность, хотя вроде бы договорились на «ты». «Ну, хоть фигуру мою оценил, раз костюм заметил».
- У меня нет другой одежды, да и привыкла я уже. Но все равно спасибо! – она улыбнулась, сверкнула глазками.
Непроизвольно, но где-то на подсознательном уровне сработало, что раз приемщик работ этот красавчик, то нужно задействовать и свой природный ресурс, тем более, что потенциально, ну чисто теоретически, он вполне подходил на роль того, кто смог бы раздуть «дымящийся мох», «разжечь огонь» и вытащить её, наконец, из «болота фригидности».
- Ещё вот стенку под телевизором протереть, подоконник, пыль тут везде. Окна мыть не надо – замерзнем, – и опять улыбка, которая все больше нравилась Жене.
На улице действительно было морозно, но яркое солнце через окна очень грело и так ярко освещало всю квартиру, что было видно каждую пылинку. «Надеюсь, он не будет придираться к каждой пылинке, а то придется тут при таком солнце убираться до тех пор, пока оно не сядет» - размышляла она.
- Там вот ещё кухня и ванная с туалетом. Плюс балкон, - Юра направился в коридор. – Да и холодильник тоже нужно помыть.
Женя заглянула в ванну, потом на кухню – все средней степени загрязненности.
- Все ясно. Руки можно помыть?
- Да, конечно. Вот в ванной. Там посмотрите ещё под ванной всякие моющие средства, может быть пригодятся. Посмотри, то есть.
- У нас все свое, - бросила Женя, закрывая дверь в ванной на замок.
В квартире было достаточно тихо, поэтому она включила посильнее воду в раковине, чтобы заглушить другие звуки льющейся воды, которые не нужно было услышать за дверью. «Все-таки странноватый типок», - думала она, - «Вроде адекватный в целом, но как ляпнет чего – либо псих, либо в какие-то игрульки свои играет. Лучше пусть играет, чем псих. Хотя симпатичный».
Мысли о красивом торсе и крепких руках отозвались вбросом чего-то приятного в кровь и пробежали этим приятным от головы до кончиков пальцев на ногах. «О! Мох задымился!», - Женя улыбнулась.  Помыв руки, она показала себе в зеркале язык, сделала «уточку», поправила прическу и вышла.
- Кстати, я все это буду проверять, что вы будете мыть и убирать. В ваших же интересах все делать хорошо и с первого раза, чтобы не переделывать. Иначе придется применить санкции.
Женя стояла ошарашенная. У Юры не было на лице улыбки. Кажется, он сказал это серьёзно. Какие ещё санкции? Женя не могла поверить, что этот взрослый красивый галантный мужчина может настучать на неё в её компанию по причине недостаточно чистого пола, например. Он псих или это такая игра? Она смотрела на него и ожидала, что сейчас он улыбнется и это окажется просто шуткой. Он улыбнулся. Но добавил:
- Не расстраивайте меня, пожалуйста! – от его улыбки вроде опять стало все проще.
- Хорошо, я постараюсь. С чего начать?
Они прошли на кухню.
- Вот, наверное, с посуды на кухне. Тут немного. Я знаю, что вы посуду не моете, но загружаете её в посудомойку. И протереть тут все нужно, плиту там, столешницу, шкафы, холодильник, - договаривал он уже из коридора. – И позовите тогда потом, как сделаете. Спасибо!
Женя посмотрела в раковину на кухне. Там лежала одна маленькая тарелка и одна вилка. Больше в округе не было никакой посуды. Кажется, она уже привыкала к странностям. Посудомойка оказалась пустой. Загружать туда одну тарелку и одну вилку было глупо. Она помыла их, вытерла и поставила в сушилку над раковиной.
- Почему вы нарушаете правила?
Женя вздрогнула. Перед ней стоял Юра с серьезным и печальным лицом. Он, вроде как, действительно был очень расстроен.
- Зачем вы моете посуду, вместо того, чтобы просто сложить её в посудомойку? Вы нарушаете правила.
- Там была всего одна тарелка и одна вилка. Их проще ополоснуть, чем загружать в машинку.
- Вы не должны были этого делать. Мне придется позвонить вам на работу и сообщить об этом.
«Дурдом!» - единственное, что успела подумать Женя.
- Прошу прощения, это ведь не страшно. Давайте, я поставлю их в посудомойку, и мы забудем об этом, - еле выдавила из себя она.
- Хорошо. Мы забудем об этом. Но если вы опять нарушите правила, мы вспомним и об этом нарушении.
Тут его лицо изменилось, он улыбнулся.
- Ну, так-то конечно ничего страшного, продолжайте. Забудем. Позови, как закончишь с этим всем, – он снова перешел на «ты», - Женя, а может кофе? Хочешь кофе? – это был уже другой человек, в хорошем настроении, улыбчивый, глаза светились.
- Нет, спасибо, у меня ещё много дел, - как можно вежливее старалась говорить Женя.
- Хорошо, тогда может после.
Юра ушел в комнату.
«Чертов псих!» - подвела итог Женя, переложив одну тарелку и одну вилку в посудомойку, - «Надо поскорее сваливать отсюда». Протирая столешницу она размышляла, что если бы клиент действительно обратился в её компанию с жалобой на то, что она сама помыла посуду, вместо того, чтобы по инструкции сложить её в посудомойку, то был бы, как минимум,  денежный штраф для неё, так как это считается, почему-то, достаточно серьезным нарушением у них, и её предупреждали об этом.
Вскоре он снова появился и сел в кресло. Женя мыла плиту. Минуту была тишина.
- Женя, а ты любишь спорт? Занимаешься чем-нибудь? – спросил вдруг Юра.
- В институте играла в регби, ну и после по возможности. Сейчас редко играю.
- Выглядишь спортивно.
- Ну, так, стараюсь заниматься для себя немного.
- А почему ты на этой работе, ты же в институте училась.
- Да, и закончила. Да это временно. Жду сейчас предложения. Подрабатываю.
- Какие-то у вас тут в этой компании совсем уж строгие правила. Кто их только придумывает?!
Женя решила промолчать в этот раз. Опять он про какие-то правила завел.
- Ты посудомойку загрузила? Можно запустить?
- Да, что было убрала.
Юра засыпал порошок и включил посудомойку.
- Плиту хорошо помыла, - вдруг сказал он. - Держи благодарность.
И он протянул ей свою руку вроде как пожать в знак благодарности, но как-то странно - ладонью вниз, не как для равного рукопожатия, а как какой-то священнослужитель или царь разрешает к себе прикоснуться. Это было неожиданно, но Женя уже не удивлялась. Она пожала его руку снизу. Он задержал её на несколько секунд, погладил большим пальцем, смотрел в глаза и улыбался. Жене было очень тепло и уютно, а он как будто ждал чего-то, ждал, что она что-то скажет ему.
Пауза затянулась, и ей пришлось отпустить его руку, нужно было продолжать уборку. Следующим был холодильник. "Хороший этот Юра все-таки", - Женя опять ушла в свои мысли, -"Не, не псих. Так, с пиздинкой немного", улыбалась она про себя.
- А это почему здесь? - раздался каменный голос хозяина. Он опять был в своей злой и печальной маске.
- Что на этот раз? - осмелела Женя и сама удивилась. Ещё действовал эффект благодарности за плиту.
Юра показывал на сушку с посудой.
- Почему посуда не загружена? Почему правила нарушаем?
Смелость Жени сразу же улетучилась. Это действительно был косяк. По правилам, если в посудомойке остается свободное место, то её нужно загрузить чистой, но возможно уже пыльной посудой из сушки, чтобы помыть заодно и её. Эти правила ей высылали при устройстве на работу. Откуда он-то знает про эти дурацкие правила?!
- Два нарушения. Вы меня расстраиваете.   Я буду вынужден позвонить в вашу компанию, вас нужно наказать.
- Ты нормальный вообще? Ну, ошиблась, надо наказать - накажи, обязательно настучать что ль надо? - в сердцах воскликнула Женя.
- Хорошо. Я накажу тебя.
- Что? Как накажешь?
- Поставлю в угол.
- Зачем?
- Это наказание за два нарушенных правила.
- И не будешь сообщать в компанию?
- Нет. Ведь ты уже будешь наказана.
- Зачем тебе это надо?
- Это надо тебе.
Возникла пауза. Мысли в голове Жени метались в разные стороны и не собирались в конкретное решение.
- Ну, ок. Где угол? - сказала наконец она.
- Пошли.
Хозяин отправился в комнату, Женя следовала за ним. "Тупизм", - единственное осмысленное звучало у неё в голове.
- Вставай туда, - Юра указал на угол комнаты в нише около зеркальных дверей шкафа, - в угол лицом.
Женя встала.
- Время пошло - не выходи! И не разговаривай!
Юра сел на диван и взял какой-то журнал, стал листать его. Женя видела его и всю комнату в отражении зеркала. Она стояла лицом вплотную к одному из четырех брусковых столбов, которые были соединены сверху у самого потолка такими же брусковыми перекладинами между собой. По всем столбам и соединяющим их перекладинам были вкручены различные петли, крепления и подвесы. Расстояние между столбами было одинаковым и получалось что-то вроде границ куба, который частично находился в нише, другой стороной занимал часть комнаты до дивана, а один из столбов находился четко в середине комнаты.
Она пыталась собрать свои мысли и понять, что сейчас происходит. Воцарилась тишина. Адекватность клиента, конечно, под большим вопросом. Попробовать быстро собрать свои вещи и убежать - глупо - ей вроде ничего не угрожает. Она же сама выбрала встать в угол вместо жалобы в компанию. К тому же Женя вспомнила, что и квартира-то заперта на ключ, который у Юры находится.
- Выйди из угла, подойди к столбу в середине комнаты. Не разговаривай, ты все ещё наказана, - услышала она через пару минут тишины.
Женя решила пока не задавать вопросов и выполнила эту простую просьбу, точнее приказ, судя по его звучанию. Юра встал, подошел к ней сзади и сказал все тем же приказным голосом:
- Закрой глаза, протяни руки вперед вокруг столба.
- Это ещё зачем?
- Не разговаривай, а выполняй. Не оборачивайся, тебя ещё не простили, ты наказана.
"Тупизм", - опять пронеслось в голове. С этой единственно понятной характеристикой происходящего Женя закрыла глаза и протянула вперед руки. Раздался щелчок, она открыла глаза и увидела, что её руки были скреплены за столбом наручниками, а сами наручники пристегнуты к одному из креплений на столбе на уровне груди – она была связана. Жене стало страшно. Это уже точно был перебор.
- Ты что делаешь? Отстегни немедленно! – она старалась говорить спокойно, но грозно и убедительно.
- Тебе осталось две минуты. Ты наказана.
- Мы так не договаривались. Отстегни.
- Тебе осталось простоять две минуты, и наказание закончиться. Если я отстегну тебя, то буду вынужден звонить в твою компанию, так как ты нарушила правила и должна быть наказана. Отстегиваю?
Несмотря на стрессовую ситуацию, учащенное дыхание и сердцебиение, Женя приняла рациональное решение достоять эти две минуты, и действовать потом по ситуации. Она ничего не ответила.
- Минута осталась, - сказал хозяин.
Женя почувствовала, как он приблизился к ней сбоку и дотронулся носом до её уха. Она стала слышать его дыхание. По спине пробежали мурашки. Его рука забиралась ей в волосы сзади к затылку, пальцы сжались в кулак, и её голова оказалась крепко зафиксирована в чуть откинутом назад положении. В ухо зашептали:
- Нарушаешь правила – получаешь наказание, играешь правильно – получаешь поощрение, играешь неправильно – получаешь наказание, играешь неправильно – получаешь поощрение, выполняешь правила – получаешь наказание, нарушаешь правила – получаешь благодарность, играешь правильно – будешь наказана, будешь наказана – получаешь прощение…
Голову слегка потряхивали, глаза Жени были закрыты, она чувствовала, что получает легкие чуть заметные пощечины или поглаживания щек.…  Нет, все-таки это были очень легкие пощечины.
Вновь раздался щелчок, и руки опустились. Женя открыла глаза, наручников не было, она была свободна.
- Там ещё внутри холодильника нужно помыть, продукты можно вынуть. Жень, может кофе все-таки? – Юра улыбался.
- Да, можно. Надо причесаться.
Она поспешила в ванну и закрылась там. Села на край ванны. Нужно было осознать случившееся и понять, что делать дальше. Так, она свободна, все косяки пройдены и забыты – если уж по правилам, то она понесла свое наказание. Стоп! По каким ещё правилам? По правилам этого чокнутого?
 
продолжение...
------------
Для получения полной версии рассказа "Уборка", не дожидаясь её публикации здесь, пишем в ЛС.

Дефлорация 35 лет
Регистрация: 2017-12-31
Рейтинг: 22

Позиция: Подчинение (Низ)

Добавлено: 2018-02-09 21:02

Произвольная цитата

Здравствуйте, компания «Уберем - накажи», - по шаблону отчеканила Женя, запутавшись в собственных мыслях. - Что? Как ваша компания называется? – мужчина улыбнулся ещё раз. - Ой, простите…



Оговорочка прям по Фрейду!
 
Рассказ хорош, ждём продолжения )

Irina3 45 лет
Регистрация: 2017-08-10
Рейтинг: -14

Позиция: Мазохист

Добавлено: 2018-02-10 15:02

Написано вроде неплохо. Но по сюжету...девушку, которая осталась без работы и которой нечем платить за квартиру, которая вынуждена работать уборщицей, тыкают носом во всякую хрень. Какая же у нас жизнь не БДРная(

НедетскийУголок 36 лет
Регистрация: 2018-02-09
Рейтинг: 25

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-02-13 11:02

Всем, кто прочитал огромное спасибо за внимание!
Отдельное спасибо за обратную связь и оценки.
 
Продолжение совсем скоро, уже в этот четверг...
 
Написав в ЛС или email, можно получить ссылки на соц.сети, где, подписавшись на нас, можно будет следить за анонсами.

Витязь 37 лет
Регистрация: 2011-05-01
Рейтинг: 554

Позиция: Доминирование (Верх)

Добавлено: 2018-02-14 10:02

Не плохо, интригующе.

НедетскийУголок 36 лет
Регистрация: 2018-02-09
Рейтинг: 25

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-02-15 11:02

К своему удивлению Женя заметила, что у неё нет какого-то особого беспокойства. Она посмотрела на себя в зеркало – волосы были растрепаны, стала расчесывать их руками. Ощущения были странные. Вроде ей ничего и не сделали, не было больно, пятерня в волосах и шепот в ухо были даже приятными по ощущениям. Потрясывание головы и пощечины не были грубыми. И вообще все это было каким-то странным, но, может быть, даже интересным. «Интересным?» - Женя четко задала сама себе этот вопрос и ответила: «Ну да, необычным!».
- Кофе готов, – прервал её мысли голос Юры из кухни.
Не успев разобраться в своих ощущениях, она вышла, но решила продолжать уборку после кофе и постараться больше не косячить.
- Присаживайся, - Юра указал на единственное кресло на кухне, сам пил стоя.  
- Спасибо! – Женя наслаждалась вкусным кофе.
- И давно ты тут работаешь?
- Четвертый день. Вы мой шестой клиент.
- Мы же на «ты».
- Ну, да. Ты мой шестой клиент, - Женя немного замялась, смутилась от звучания своей фразы.
- Ну и как? Нравится?
- Так-то конечно нет, - честно ответила Женя, - но я отношусь к этому философски – просто что-то новое. Тем более это временно.
- Любишь пробовать что-то новое?
- Ну, да, наверное. Но тут ещё и выбора другого нет. Если нет возможности что-то изменить, то нужно принять как есть и постараться получать удовольствие.
- Понятна твоя логика. В принципе все верно – так и надо.
Юра улыбнулся. Женя засмотрелась на него. Такой теплый и добрый, с ним легко общаться. Она вспомнила о странном наказании, но без каких-либо отрицательных эмоций. Теперь ей было даже приятно вспомнить, как он что-то шептал ей на ухо и держал за голову.
Кофе в кружке закончился, нужно было двигаться дальше – помыть холодильник внутри.
- Так, ну продолжим, - бодро сказала Женя, вставая с кресла, - спасибо ещё раз за кофе – очень вкусно.
- Да, пожалуйста. Холодильник теперь. Там некоторые продукты в нем, ты их вынь на столешницу, пока будешь мыть.
- Ага, хорошо!
- Позови тогда, как закончишь с холодильником, - Юра ушел в комнату.
Женя открыла холодильник и стала вынимать из него продукты. Их было немного: виноград, клубника, коробочка с малиной, флакон со сливками, бутылка белого вина, шоколадка.  «Какой-то романтический набор для свидания» - подумала она, когда выложила все это на столешницу. Холодильник был почти чист, она протерла полки и стенки на всякий случай, как и было положено по правилам и убрала обратно все продукты на те же места, как они лежали до этого.
Морозилка была большая, отдельной секцией с отдельной дверцей в нижней части холодильника. Женя открыла её, там лежали только заполненная формочка со льдом и почему-то столовые приборы – один нож, одна вилка, одна ложка. Это было странно. Ей это напомнило одинокую тарелку с вилкой в раковине, которые она не положила в посудомойку, а помыла, нарушив правила. Как будто это какая-то игра, а это ловушки для неё. Да и холодильник был чистый изначально, совсем необязательно было просить её помыть его. Может хозяин специально провоцирует её нарушить правила? Он хочет, чтобы она убрала столовые приборы из морозилки, а потом предъявит ей нарушение правил, ведь все вещи должны лежать на своих местах в холодильнике после уборки?! Женя достала лед и приборы, протерла полки и стенки морозилки, разложила все в том же виде, как было до неё. Проверила ещё раз – всё на своих местах.
- Юра, - позвала она, - ты просил позвать тебя как закончу с холодильником. Я все сделала.
- Сейчас иду, минуту, - хозяин что-то замешкался в комнате.
Женя ждала Юру с нетерпением и предвкушением чего-то интересного. Она была почти уверена, что разгадала игру и хотела посмотреть на его реакцию, когда он увидит, что очередная ловушка не сработала. «Блин, может я это все придумала? Нет никакой игры?» - засомневалась она, когда хозяин заходил на кухню.
- Ну, чего? Холодильник готов? Можно будет к полу переходить, и закончим с кухней, - с этими словами он открыл дверцу холодильника. – Всё отлично, очень хорошо помыла и вещи все на своих местах. Это достойно награды.
Юра, закрыл холодильник и смотрел на Женю. Он был доволен и излучал тепло своей улыбкой. Она смотрела на него и тоже улыбалась. Она была рада, что он рад, рада, что он улыбается, и рада, что разгадала его игру. Конечно же,  это игра, холодильник и до неё был чист, её работу даже не видно, а он хвалит её и говорит о награде. Главное, что она не нарушила правил и разложила все на свои места. Её глаза хитро поблескивали, предвкушая ещё большую похвалу за морозилку, где она не попала в более хитрую ловушку.
- Ты можешь запустить руку в мои волосы, погладить по голове и пососать мочку уха.
- Что??? - такого поворота Женя не ожидала.
- Награда. Это награда за хорошо выполненную работу. Разрешаю тебе пососать мочку уха.
"Это игра", - неслось у неё в голове, - "и я сравняла счет. Ю-ху! После морозилки выйду вперед. Что ж, продолжим, раз так". Она была полна азарта и задора, ей уже нравилось это приключение.
Женя приблизилась к хозяину, обняла одной рукой в районе шеи и поднималась по затылку, теребя волосы. Она сжала пальцы и чуть дернула его голову назад, как недавно делал он, когда она была в наручниках. Типа 1:1. Пыталась понять его реакцию, но Юрино лицо ничего не выражало. Она приблизилась губами к его уху и провела языком по внешней границе, взяла в рот мочку, стала слегка покусывать и посасывать её и продолжала перебирать пальцами на его голове.
- Тебе нравится это? - вдруг спросил он.
- Что именно? - прошептала Женя сквозь зубы, закусив край уха.
- Гладить меня и сосать мою мочку.
- Да, - машинально ответила она и почувствовала возбуждение. Вообще-то она думала, что это ему должно нравиться.
- Скажи об этом, - его тон так и оставался приказным.
- Мне нравится гладить тебя и сосать твою мочку, - сказала она, сразу же ощутив вброс дозы приятностей внизу живота.
- Ты любишь это делать?
- Да.
- Неправильный ответ.
"А!"- догадалась, наконец,  Женя, это же, типа, её награда, это она должна радоваться и получать удовольствие.
- Я люблю гладить тебя и сосать твою мочку, - прошептала она медленно, играя с мочкой кончиком языка. Ещё одна волна возбуждения пробежала по телу.
- Достаточно. - Юра вдруг резко отстранился. Его лицо было серьезным и задумчивым.
- Все хорошо? - спросила Женя.
- Это было очень дерзко с твоей стороны, ты не умеешь принимать благодарность, и это зачтется тебе в следующем наказании.
- Хм… - Женя была возмущена. Она тут извивается перед ним, разгадала его ловушки, а он опять недовольного включил. – В каком наказании? За что? Проверь кстати ещё  морозилку, она чистая и все вещи на своих местах.
- Ты открывала морозилку??? -   его глаза округлились.
- Ну, да! Ты же сам просил помыть холодильник, - Женя говорила уже чуть тише.
- Морозилка - это не холодильник, это отдельное место с отдельной дверцей. По правилам ты не должна залезать в ящики, шкафы, холодильник и прочее без специальной просьбы клиента. "И прочее" в данном случае и есть морозилка. Ты снова нарушила правила.
- Морозилка - это и есть холодильник... - попыталась неуверенно поспорить Женя.
- Нет, - отрезал он.
Возникла пауза. Юра молча смотрел на Женю, как будто опять ждал, что она что-то скажет. "Блин, если бы я сама не сказала про морозилку, он бы её и не посмотрел" - подумала она.
- Ну, и что дальше? Будешь жаловаться в компанию или опять накажешь?! - полушутя спросила она.
- Как ты сама хочешь? - хозяин был серьезен.
- Я бы не хотела проблем на работе, - уже тоже серьезным голосом сказала Женя.
- Так что?
- Ну, давай наказание. Опять в угол поставишь? - улыбнулась она.
- Я не понял твоей просьбы.
Опять легкое возмущение промелькнуло в голове: "Я нарушила правило, сама об этом рассказала и теперь сама же должна просить о наказании?!". Но Женя уже частично понимала эту его игру, поэтому сказала:
- Я нарушила правило и должна быть наказана. Накажи меня, пожалуйста, - она постаралась сказать это максимально серьёзно.
- Хорошо. Два по пять.   Пять за нарушение и пять за дерзость. Пойдем, - и он направился в комнату.
"Два по пять - это пять минут в углу и пять в наручниках что ль?!" - пыталась понять она по пути, но вслух решила больше не спрашивать, как-то неуместным показалось ей сейчас задавать лишние вопросы, тем более её собирались наказывать за дерзость.
- Подойди сюда,- он указал на столб в середине комнаты, к которому она была прикреплена в прошлый раз. – Руки вперед. И молчи, нельзя ничего говорить и спрашивать.
Женя выставила вперед руки, и он соединил их наручниками за столбом, но в этот раз сами наручники не были пристегнуты к столбу. Хозяин подкатил кресло.
- Подвинься, - сказал он, задвигая кресло между Женей и столбом, за которым были связаны её руки.
Женя отшагнула от столба, ей пришлось слегка наклониться вперед, чтобы отойти на ширину кресла, и оно смогло поместиться между ней и брусом. Пришлось немного напрягаться, чтобы держать равновесие и не упасть вперед лбом об столб. «Это для усложнения стояния что ли? Как более суровое наказание?!», - только и успела подумать она. В этот момент хозяин в спокойном, размеренном темпе поднял её юбку сзади вверх, полностью открыв зад в колготках и трусиках, и так же размеренно начал вытаскивать из-под пояса юбки колготки. Это происходило не быстро, но Женя не успевала сообразить, что делать. Две мысли бегали в голове: «нельзя говорить» и «оу-оу». Освободив из-под юбки колготки, хозяин привычным и уверенным движением оттянул их вместе с трусиками на низ её попы и оставил их там чуть выше границы ног и ягодиц.
Солнце за окном было очень ярким и хорошо освещало комнату. Жене стало жарко, щеки и уши горели. Она смогла повернуть голову и посмотрела на хозяина. Он смотрел на её попу, по-хозяйски поправлял юбку, которая сползала сверху, выравнивал границы колготок и трусиков снизу. Еле касаясь, провел рукой по ягодицам, пошевелив их и слегка раздвинув на мгновение.
Женя посмотрела на себя в зеркало. Вид был завораживающий: строгий костюм, каблуки, задранная юбка, приспущенные трусики и колготки, чуть нагнутая поза с отпяченой круглой красивой попкой. Резинка от трусов и колготок впивалась в ягодицы снизу, от этого оголенная часть выглядела ещё округлее и аппетитнее. Она машинально выпрямила и выгнула спину, подняв свои булочки ещё чуть выше, и повернулась обратно к столбу. Раздался шлепок, её качнуло. Она почувствовала, как кровь закипела на поверхности одной из ягодиц. Следом раздался второй по другой половинке. Она еле удержалась, чтобы не перевалиться через кресло, приходилось держать равновесие, напрягая спину, ноги и свою нежную попку, которая держала удары.
Хозяин остановился. В ушах у Жени звенело, щеки горели. Кажется, уже было 5 шлепков. Она почувствовала, что её нежно гладят по ягодицам. «5? Два по пять?!», - вспомнила она. Значит, будет ещё «за дерзость». В ногах немного потрясывало от напряжения и всех других перемешавшихся чувств. Она обернулась на себя в зеркало и увидела свои раскрасневшиеся холмики, контраст добавляло яркое солнечное освещение.
Хозяин обхватил её одной рукой за талию. Следующие два шлепка были настолько сильными, что если бы он не держал её, она бы точно потеряла равновесие. На каждый из них Женя неожиданно отреагировала непроизвольными «оу» и «а» на выдохе. Он отпустил её. Она еле устояла, от эмоций немного кружилась голова. И тут же почувствовала, что её медленно тянут за волосы – крепкая рука хозяина наматывала их на кулак, Женина голова отгибалась к спине. Когда она выгнулась так, что уже видела потолок над собой, последовало ещё три быстрых хлестких шлепка по ягодицам и волосы отпустили. Юра отодвинул кресло, и Женя смогла подойти к столбу и уперлась в него лбом. Она глубоко и часто дышала. Он снял с неё наручники.
Женя вдруг вспомнила, что стоит с голым задом, она кое-как быстро натянула трусы с колготками и устремилась в ванную, на ходу поправляя юбку. Побег в ванную уже становился традицией. На автомате она закрыла дверь и включила воду. Попа горела. Щеки и уши горели. Она умылась холодной водой и присела на ванну. «Вот это было круто», - вдруг подумала она и удивилась своей формулировке. Надо было немножко посидеть в тишине и прийти в себя.
«Так, что дальше? Нужно продолжать уборку, наверное?!», - Женя возвращалась в реальность, ещё раз остудив руки, лицо и уши холодной водой. В дверь постучали.
- Я сейчас, - она выключила воду, вытерлась полотенцем и открыла дверь.
- Ну как тут дела? – Юра, улыбаясь, зашел в ванну. – Ого, ты уже тут закончила? Быстро ты!
- Что закончила? – не поняла Женя.
- Ванна, туалет, раковина – все блестит. Слушай, ну, здорово! У тебя какое-то хитрое моющее средство?
- Да, - стала догадываться Женя, - секретное!
- Ты молодец. Я мог бы разрешить тебе целовать мою грудь и живот…
- Я бы очень этого хотела, если ты считаешь, что я это заслужила, - она сама удивилась, как быстро подхватила эту игру.
- Да, теперь тебе можно.
Женя полусидела на бортике ванны. Хозяин приблизился к ней и снял майку. Его грудь находилась на уровне её лица. Она залюбовалась красивым прокачанным телом, крепкой выпирающей грудью,   рельефным прессом, мощными руками. Своими коготками она скользила по мышцам на плечах, иногда останавливалась и   пожимала их,   наслаждаясь упругостью. Её лицо приблизилось к середине его груди, чуть касаясь носом и губами. Она вдыхала его запах.
Хозяин погладил её по голове. Женя начала целовать его грудь нежными касаниями губ, перемещаясь от середины к соску. Сделала круг едва заметных поцелуев вокруг соска и присосалась к нему. Обхватив губами большой ореол, она играла язычком и покусывала его. Потом пять раз откровенно облизала на прощание и переместилась на другую грудь. Там она проделала тоже самое, попрощавшись пятью большими лизунами. Два по пять - так она принимала благодарность. Она подняла глаза на хозяина, лицо его было как всегда серьезно.
- Я не слышу тебя, - сказал он.
"Ай, ну как же я могла забыть", - покорила себя Женя. Она стала снова целовать, покусывать и облизывать его грудь.
- Я обожаю целовать твою грудь… Я люблю   сосать и покусывать твои соски… Мне нравиться лизать тебя… - шептала она.
Хозяин поднял её за плечи и, развернув в другую сторону, посадил на туалет. Продолжил гладить по голове. Теперь ей было удобно ласкать его живот. Она медленно целовала каждую его клеточку. Потом лизнула, ещё и ещё раз, впилась руками в его ягодицы и наращивая интенсивность стала покусывать его.
- Стоп! Стоооп! Достаточно! - ему пришлось повторить несколько раз, повышая голос и слегка отстранить её голову рукой, чтобы Женя услышала и открыла глаза.
- Прости, - она покорно отпустила его.
- Тебе пора браться за балкон, там ужасная грязь и бардак.
Юра одел майку и отправился в комнату, закрыв там дверь.
Заниматься уборкой Жене уже совсем не хотелось. Она бы продолжила получать благодарность. Закрыв дверь в ванной, она решила поправить волосы и съехавшую опять юбку. Подтягивая колготки, Женя почувствовала холод между ног, просунула руку в колготки - её трусики были совсем мокрые. Она просунула палец дальше, и он легко провалился в неё, проскользнув между губами. Волна приятностей прокатилась по спине и ногам. "Ого, как меня пробрало",- подумала Женя, - "причем не ясно от чего больше - от наказания или поощрения".
Она вспомнила, что в сумке у неё валяются запасные трусики и даже есть маленькое полотенце на всякий случай. Стараясь не шуметь, она шустро открыла дверь, взяла в коридоре свою сумку и прошмыгнула обратно в ванну. "Успею за пару минут",- решила она, расстегнула и скинула юбку, сняла пиджак и одним движением стянула с себя колготки и трусики. Низ блузки зажала подбородком, чтобы не намочить и, перешагнув в ванну, быстро ополоснула низ со всех сторон теплым душем. Потом взяла полотенце и, встав одной ногой на бортик ванны, аккуратно насухо вытерлась. Провела рукой по попе и губам, проверив   на наличие влаги. Кожа была гладкая, лобок и губы нежные и мягкие, без единой колючки после вчерашней восковой депиляции. "Хорошо так совпало",- улыбнулась Женя и быстро оделась.
Захватив свою сумку, она вышла   в коридор, дверь в комнату по-прежнему была закрыта.
Пришлось двинуть на балкон на кухне, продолжать уборку уже очень не хотелось. На балконе действительно был бардак и много пыли. К тому же ещё и холодно. "Как бы так все тут убрать, чтобы не накосячить и получить благодарность",- размышляла она, вспоминая свои нарушения и похвалы. Она хотела начать выигрывать в этой игре.
А какой сейчас кстати счет? Сначала она нарушила правила, помыв посуду, потом хорошо помыла плиту - 1:1. Потом она не загрузила посудомойку, но была благодарность за холодильник -2:2. Дальше спорный штраф за морозилку и поощрение за ванну и туалет, к которым она даже не прикасалась - 3:3. Стоп! Женя вдруг поняла, что никакой игры нет. То есть, есть, но это не её с ним соревнование, а играет только он, точнее просто делает что хочет, чередует наказания и поощрения. Она вдруг вспомнила его шепот: «…выполняешь правила – получаешь наказание, нарушаешь правила – получаешь благодарность… ». Не имеет значения, как и что она сделает, он – хозяин, и будет так, как он решит.
«Ну, хорошо, если нет возможности что-то изменить, то нужно принять как есть и постараться получать удовольствие», - мысленно процитировала она сама себя.
- И извлечь выгоду, - улыбнувшись, добавила вслух.
Получается, что как бы она не убралась на балконе, следующим все равно будет наказание, хозяин в любом случае найдет правило, которое она нарушит. Это его правила. «Ну, и  какой смысл тогда возиться в этом бардаке?!» - подумала Женя и, уверенно пнув две коробки на полу балкона, направилась в комнату. Она уже успела продрогнуть и слегка дрожала. Руки, ноги и лицо даже подмерзли.
- Юра, - позвала она и постучалась в дверь комнаты.
- Что?
- Можно тебя на минутку?
Дверь открылась, появился улыбающийся Юра.
- Я закончила, будешь балкон проверять?
- Ну да, давай глянем что там.
Они шли к балкону. Вообще Жене было немного боязно от такой своей выходки. Она не могла точно угадать будущую реакцию непредсказуемого хозяина. Юра открыл балкон и шагнул на него.
- Это что? Уборка? – лицо его посерьезнело.
- Ну, я как могла… - стала оправдываться Женя, - торопилась немного, замерзла очень.
- Это очень дерзкое нарушение нескольких правил сразу.
- Да, я понимаю, - она опустила взгляд. – Поэтому прошу о наказании.
- Да, ты будешь наказана. И что-то ещё, – как-то даже зло и тихо сказал хозяин,- идем в комнату, надеюсь, ты раскаешься в своем поступке.
Войдя в комнату, Женя подошла к столбу в центре.
- Нет, - сказал Юра, - сюда вставай – Он указал на пол в середине квадрата между столбами. – Руки вперед, держись по краям!
 
продолжение...

Любимова 41 год
Регистрация: 2014-12-12
Рейтинг: 0

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-02-16 15:02

Ред. : 2018-02-16 15:02

Спасибо, интересный рассказ)👍🏻
Когда будет окончание?

НедетскийУголок 36 лет
Регистрация: 2018-02-09
Рейтинг: 25

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-02-16 23:02

Сообщение пользователя Любимова | 2018-02-16 15:02

Спасибо, интересный рассказ)👍🏻
Когда будет окончание?

Спасибо вам за интерес и отзыв.
Не окончание, а продолжение на следующей неделе (среда-четверг).
 
Кому нужна полная версия не дожидаясь публикации здесь пишем в ЛС. Это бесплатно, если что)

Dana77 40 лет
Регистрация: 2015-08-19
Рейтинг: 63

Позиция: Подчинение (Низ)

Добавлено: 2018-02-20 23:02

Очень интересный рассказ)Продолжайте и радуйте нас приятными моментами  

НедетскийУголок 36 лет
Регистрация: 2018-02-09
Рейтинг: 25

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-02-22 23:02

Женя выставила вперед руки и схватилась двумя руками по краям за какую-то метровую палку, сжав её в кулаках. На запястьях защелкнулись широкие крепления-браслеты. Браслеты были как наручники, только чуть шире и находились на расстоянии чуть меньше метра друг от друга. Жесткой связкой они были прикреплены к палке, за которую Женя держалась руками. От палки тянулась крепкая веревка и уходила куда-то к потолку. Женя подняла голову и увидела, что веревка перекинута вверху конструкции через кольцо и тянется к столбу в нише у зеркальных дверей. В этот момент хозяин подошел туда и потянул за свисающий конец веревки. Руки Жени вместе с палкой и браслетами устремились вверх.
- Встань на носки, - приказал Юра.
Женя немного приподняла каблуки, оторвав их от пола, и замерла в полу-висячем состоянии, немного покачиваясь. Хозяин обмотал край веревки на столбе вокруг каких-то вкрученных в столб крючков и подошел к ней спереди. Несколько раз медленно провел рукой по её волосам, убрав их за ухо. Погладил полной ладонью одновременно висок, часть щеки, ухо и волосы. Прошелся большим пальцем по её уху, слегка потянул за мочку. Сдавил мочку двумя пальцами и помял её – Женя почувствовала легкое покалывание. Провел ладонью по щеке, слегка хлопнул тыльной стороной ладони по другой щеке, Женя чуть дернулась назад, но веревка, на которой она была привязана, вернула её в исходное положение. Большой палец руки прошел по её губам. Хозяин оттянул её нижнюю губу, зажав указательным и большим пальцами. Его пальцы пролезли под её губы и скользили по деснам и зубам.
Ладонь другой руки погладила шею, потом слегка сдавила её и быстро отпустила. Он начал неспешно расстёгивать  пуговицы её блузки сверху вниз. Опустившись до юбки, резким движением выдернул часть заправленной блузки и расстегнул оставшиеся на ней пуговицы. Расправил блузку и пиджак в стороны, открыв живот и красивое нижнее белье. На пару секунд остановился и потом бесцеремонно поднял её бюстгальтер выше груди к шее, обнажив её аккуратные сосочки. Хозяин рассматривал её, периодически поправляя и откидывая заваливавшиеся края блузки и пиджака, которые скрывали её тело.
Щеки, уши и руки Жени были ещё холодными от балкона, но и одновременно горели от всех чувств, которые переполняли её. Стыд и возбуждение, тревога и желание – все перемешалось в ней и бурлило внутри в поисках выхода. Мышцы на руках начинали потихоньку ныть от напряжения, кончики пальцев покалывало от покинувшей их крови, ноги сжимались в паху и были напряжены от стояния на носках. Чтобы уменьшить боль в мышцах, она стала слегка крутиться и покачиваться, переминаясь с ноги на  ногу.
Хозяин гладил её грудь, слегка похлопывал. Проводил всеми пальцами от оснований к соскам и обратно, еле касаясь, сужая и расширяя расстояние между пальцами. Играл с ней, сжимал обе груди друг к другу, соединяя кончиками, брал их в кулачки и легко массировал. Тянул за соски, зажав двумя пальцами, крутил и сдавливал. Гладил живот и бока, чуть дотрагиваясь и щекоча. Женя ощущала покалывания, чувствовала щипки и иногда непроизвольно отдергивалась от неожиданной легкой боли или щекотки, отталкиваясь кончиками пальцев от пола и изгибаясь всем телом, но веревка и подвешенное состояние сразу же возвращали её обратно.
Неожиданно он задрал ей юбку. Хозяин не спеша высвободил из-под пояса колготки и медленно потянул  их вниз, захватив трусики. Остановился на середине бедер. Новая волна палитры возбуждающих чувств накрыла Женю, оголенные части тела покрылись мурашками. Её развернули лицом к зеркалу. Он стоял сзади, гладил и аккуратно переминал её попку. Круглую, упругую и шершавую от мурашек. Женя посмотрела на свое отражение. Она залюбовалась видом. Волосы были слегка растрепаны, бюстгальтер висел чуть ниже шеи, блузка небрежно топорщилась в разные стороны, с одной стороны скрывая грудь, но просвечивая торчащий темный сосок. Второй сосок наоборот выглядывал из-за заведенного за спину и заправленного в юбку другого края блузки. Юбка была перекручена на поясе. Бедра стягивали спущенные колготки и трусики, да и сама она сжимала их между собой, заводя ногу за ногу, насколько это было возможно, образовывая манящие складочки лобком, ногами и пухлыми губками. Сжимала так, что ни один лучик светившего в окно солнца, не мог пробиться через её закрытые ворота, а лишь подсвечивал их границы нежно-розовым крестиком.
Дав разглядеть себя в зеркале, хозяин повернул её лицом к свету и присел перед ней так, что его глаза находились на уровне её закрытых треугольных границ. В руках у него было что-то похожее на кисточку. В паху у Жени защекотало. Кисточкой он водил по всем складочкам, образованным лобком и губами, сжатыми напряженными бедрами. Её тело стало отвечать этим прикосновениям, бедра подергивались и постепенно  разжимались, открывая все новые границы и впадинки. Женя не могла сопротивляться этому, лишь иногда подергивала бедрами, сжимая их, но они тут же расслаблялись и открывались ещё шире.
В отражении в зеркале под её ягодицами на том месте, где раньше подсвечивались границы нежно-розового крестика уже вовсю светило яркое солнце, когда она вдруг заметила, что уже сама растягивает колготки и трусики на бедрах, пытаясь раздвинуть ноги шире.
Хозяин встал перед ней.
- Сейчас я отстегну твои руки, но наказание ещё не закончено. Ты дерзко нарушила много правил. Мы должны двигаться дальше по уборке. Теперь нужно протереть пыль на стенке и мебели в этой комнате. Я отстегну твои руки, но протирать пыль ты будешь в том виде, в котором сейчас находишься. Тебе нельзя поправлять одежду и разговаривать, ты ещё наказана.
Он отвязал веревку, Женя обессиленно опустила руки, и наручники были сняты.
- Можешь пойти в ванну за тряпкой и намочить её. Не забывай условия.
Идти в спущенных колготках и трусах было не очень удобно, Женя просеменила маленькими шажочками в ванну, и вернулась через минуту. Юра как всегда листал журнал, сидя на диване. Когда она зашла, он отложил журнал и стал внимательно наблюдать за каждым её движением.
Она начала с телевизионной стенки с полками. Сначала протерла верхние полки, которые находились на уровне шеи, пройдя вдоль всей комнаты. В обратную сторону она двигалась, чуть нагнувшись, протирая полки, находящиеся на уровне пояса. Расстегнутая блузка колыхалась на ней, периодически обнажая торчащие розовые сосочки. Каждым открытым миллиметром своего тела она чувствовала его жгучий взгляд и старалась не оглядываться в его сторону. Следующие поверхности для протирания находились на уровне сантиметров двадцати от пола. Она медленно двигалась вдоль стенки, то сильно нагибаясь, то приседая, и вытирала пыль. Иногда во время наклона из-под попки выглядывали её сомкнутые пухлые губки и подмигивали хозяину сладкими складочками.
Дойдя до окна, она, не оглядываясь, перешла к подоконнику, и, спрятавшись за занавеской, прошла по нему тряпкой. Потом выбралась из штор и наконец-то взглянула на хозяина.  Женя замерла. Он сидел, откинувшись в кресле, в майке и без шорт, точнее совсем без ничего, кроме майки. Смотря на неё, одной рукой он поглаживал свою мошонку, другой медленно двигал вверх и вниз, зажав в кулаке красивый мощный член.
- Ты хорошо убралась, - сказал он, - все сделано отлично! Ты можешь подойти и поиграть с ним.
- Это было бы здорово, я очень хочу потрогать и погладить его, - Женя уже умела принимать благодарность.
Все ещё со спущенными трусиками и колготками и с голой грудью нараспашку она медленно подошла и присела перед ним, дотронулась руками до его коленей, стала массажировать его бедра, поднимаясь выше. Добравшись до члена, Женя обхватила его двумя руками вместе с мошонкой и несколько раз сжала, массируя снизу большими пальцами. Потом отпустила и стала аккуратно гладить его одним коготком по всей длине. Сжала двумя пальцами крайнюю плоть и перебирала её, иногда оттягивала и отпускала, иногда сдавливала коготками – так же как он недавно играл с её сосками.
Хозяин встал на ноги, Женя приблизилась вплотную губами к его головке, но не прикасалась к нему. Коготками двух рук она стала играть с его мешочком, щекоча, почёсывая и перебирая пальцами. Немного пощипала за кожу, зажимая её и оттягивая. Водила по члену пальцами, скользила, еле дотрагиваясь. Потом взяла его в руку и стала очень медленно двигать рукой, то открывая половину головки, то пряча её совсем. Чередовала руки. Она облизывала свои губы и изображала, что лижет головку языком, но при этом не прикасалась к ней. В какой-то момент её рот, открываясь, стал приближаться, голова наклонялась вперед, и перед самым касанием хозяин вдруг остановил её своей рукой.
- Достаточно, - сказал он и одел шорты. Женя так и осталась сидеть на коленях растрепанная и полуголая. Опомнившись, она закрыла рот, сомкнув свои голодные губы. Опять множество чувств и мыслей перемешалось в её голове. Она не знала, что делать дальше. Но точно знала, что хочет продолжения.
- Это всё? – спросила она.
- Да, спасибо за уборку. Вот деньги, - Юра положил на кресло несколько купюр.
- Мне уходить?
- Да. Ты все убрала. Спасибо ещё раз – хозяин пошел в коридор, погремел ключами, щелкнул замком.
«Открыл дверь», - поняла Женя и стала подниматься на ноги, поправлять одежду на себе. Она не могла точно сформулировать для себя свои чувства. Он отпускает её, она свободна, и при этом унижена, брошена, отвергнута. Ну, нет, не унижена, ведь это была игра. Его игра. И его правила. И не брошена, и не отвергнута, её отблагодарили за услуги. «Как проститутку», - промелькнуло в голове, когда она натягивала трусы и колготки на свои булочки и опускала юбку. Но ведь это ничем не закончилось. Отблагодарили и заплатили ей именно за уборку. Уборка закончилась.
- Ещё одна просьба, - окликнул её Юра из коридора.
- Да, конечно, что-то нужно сделать? – спросила она с надеждой, пряча в домики свою грудь и застегивая блузку.
- Да, я тут мусорный пакет поставил, захвати, пожалуйста, брось там по дороге во дворе в контейнер.
Женя расстроилась ещё больше. Ей было грустно уходить. Она уже успела привыкнуть к нему. К тому же он таки разжег её «дымящийся мох», запустив в неё сотню приятностей, и в паху у неё сейчас полыхал пульсирующий пожар, который нужно было срочно потушить и обязательно выпустить пар после этого.
Она взяла с кресла деньги и поплелась в коридор. Дождавшись, пока она переобуется, Юра помог ей одеться, подал её сумку и мусорный мешок. Дверь была открыта.
- До свидания, - сказала Женя, переступая порог.
- Удачи, - ответил он – рад знакомству. Спасибо большое!
Дверь захлопнулась. Отходя от его двери, Женя состроила какую-то гримасу на лице, то ли грустную, то ли злую, то ли обиженную… Она не могла понять злиться ли она на него или на себя. «Так, стоп!», - она постаралась взять себя в руки и получить из своих мыслей какое-нибудь решение. «Это его игра, его правила, и я ничего не могу тут сделать без его воли», - размышляла она, пройдя мимо лифтов и переходя через общий балкон на лестничную клетку. Там она поставила мусорный мешок, и прислонилась попой к периллам. «Но с балконом-то ведь это я спровоцировала…»
 
продолжение...
 
Для получения полной версии рассказа "Уборка", не дожидаясь её публикации здесь, пишем в ЛС.

НедетскийУголок 36 лет
Регистрация: 2018-02-09
Рейтинг: 25

Позиция: Ещё не знаю

Добавлено: 2018-03-13 10:03

Раздался звонок в дверь, Юра пошел открывать. На пороге стояла Женя.
- Можно войти? - немного смущаясь, сказала она, - я забыла кое-что у тебя.
- Привет ещё раз, заходи, - он искренне тепло улыбнулся.
Юра распахнул дверь, приглашая её. Когда Женя вошла, он повернул ключ, но оставил его в двери.
- Там в ванной на крючочках для полотенец… - ещё больше смутившись, сказала она.
Хозяин отправился в ванну, быстро вышел и протянул в руке её трусики, которые она забыла после своего переодевания. Они были ещё влажными. Женя и Юра встретились взглядами и слегка улыбнулись, когда он пожал её руку, как-бы скрытно передавая ей их совместный секрет, хотя они были одни в этот момент.
В дверь снова позвонили. Хозяин повернул ключ и открыл. На пороге стояла пожилая женщина лет за 60. Она была расстроена и возмущена. В руках у неё был мусорный пакет.
- Добрый день! – вежливо и сдержанно сказала она. И дальше уже немного взволнованно и эмоционально зарядила. - Это что за хулиганство и глупые шуточки? Вроде взрослые люди, должно же быть понимание какое-то?! Вы зачем оставили это у меня под дверью? Не знаете где помойка, сложно отнести? Это ваша девушка звонит в дверь и убегает? Мне надо позвонить в полицию? За такие вещи нужно наказывать!
- Добрый день! – начал Юра. – Простите, пожалуйста. Возникло какое-то непонимание. Она просто квартирой ошиблась и случайно пакет оставила. Давайте я заберу его, мы, конечно же, отнесем его на помойку. Простите, ещё раз, - и он улыбнулся во все лицо, когда глаза его излучали сожаление и раскаяние.
От его слов и улыбки женщина растерялась, и ей даже стало немного стыдно за свой начальный напор.
- Хорошо,  - растерянно сказала она, передала Юре пакет, и молча ушла.
Он закрыл за ней дверь и повернулся строгим взглядом на Женю.
- Прости, - только и смогла выдавить она, сердце её застучало чаще.
Хозяин молча смотрел на неё, как будто ждал чего-то.
- Да, я виновата. Я бы хотела искупить свою вину. Помоги мне, пожалуйста, это сделать. Накажи меня так, как я это заслужила, -  медленно и с чувством проговорила Женя.
Щелкнул замок, Юра вытащил ключ и убрал в карман шорт.
- Верхнюю одежду на вешалку, разувайся и проходи в комнату, - произнес он своим холодным приказным голосом. У Жени пробежал холодок по спине, и тревожно защекотало под её, ещё неостывшими влажными подушечками под юбкой.
Она зашла в комнату, и сердце её забилось ещё чаще от увиденного. В середине брусковой конструкции висели качели. Прямоугольное кожаное сиденье было подвешено на нескольких веревках на высоте около метра от пола, на уровне пояса.  Наверху веревки на карабинах крепились к брусковым перекладинам в центре куба. От центра сиденья отходила такая же прямоугольная кожаная спинка качелей с несколькими металлическими кольцами по периметру, только эта спинка была направленна не вверх, а вниз под небольшим углом. Дальний край спинки был также на веревках прикреплен к брусковым перекладинам сверху.
Женя сама подошла и встала напротив качелей лицом к зеркалу, завороженно рассматривая их.
- Нагибайся и ложись, - услышала она приказ хозяина, - руки вперед.
Она легла на качели лицом вниз, повернув голову набок и прислонившись щекой к спинке. Её тело целиком находилось на спинке под небольшим углом вниз головой. Кисти рук держались за спинку качелей, локти свисали и были опущены вниз. Таз лежал на сиденье качелей, таким образом тело её было согнуто почти под прямым углом пополам с круглой торчащей попкой на вершине. Юра подошёл сзади и, приподняв её за талию, немного передвинул вперед. Теперь пальцы её ног едва касались пола, а попка была максимально задрана вверх.
Хозяин обошёл качели и присел на корточки рядом с Жениной головой. Он медленно надел на её запястья кожаные браслеты, которые прикрепил к спинке качелей небольшими карабинами. Потом обернул её вместе с качелями в районе талии нешироким эластичным корсетом с застежками, плотно прижав её к спинке качелей. Ненадолго задержался и погладил её по голове, похлопал по спине, как бы подбадривая, чтобы она не боялась. От этого у Жени лишь добавилось возбуждающей тревоги. Она опять была частично обездвижена. Провел по спине и по попе, похлопал, обошёл сзади.
Женя  вывернула голову и посмотрела в зеркало, она была горкой с круглой вершиной, за горой возвышался хозяин. Он  поднял ей юбку на спину, а спереди подтянул её ей под живот. Также неспешно, но уверенно он вытянул из-под пояса юбки колготки и вместе с трусиками стянул их руками до колена, потом встал ногой на их резинки у Жени между ног и, опустив их до пола, снял и откинул. Женя свела ноги и ягодицы, стараясь максимально спрятать свои выглядывающие жаркие потайные норки. Хозяин присел на корточки, и она почувствовала, как ей что-то одели на щиколотки ног – это были кожаные браслеты, как на её руках. Её ноги раздвинули максимально широко и отпустили, они повисли на браслетах, которые не давали им сходиться. Женя увидела, что браслеты прикреплены к концам жесткого стержня более метра длиной. Она почти не касалась пола. Теперь она была не просто связана, но и максимально открыта, доступна и уязвима всеми своими нежностями. Единственное, что она могла сделать – это немного свести свои ягодицы, сжимая попку. «Расслабиться и получать удовольствие», - подумала она и, выдохнув, перестала напрягаться.
Подняв глаза, Женя наблюдала в зеркало за хозяином. Она видела, как он отходил к шкафу около окна, что-то взял оттуда и положил на диван. Потом он приоткрыл зеркальную дверцу шкафа и, просунув руку, взял оттуда какой-то флакон и закрыл шкаф. «Смазка?!», - увидела и поняла Женя.
По звуку и тому, что она видела в отражении, она поняла, что он выдавил смазку себе на ладонь. И тут Женя увидела то, что он собирался смазывать: это была изящная алюминиевая или металлическая   палка, похожая на полицейскую дубинку уменьшенного размера, в длину около 25-ти сантиметров: 10 сантиметров черная ручка и может быть чуть больше 15-ти сантиметров вторая часть серебристого цвета. Эта вторая часть была немного ребристая с плавными шарообразными изгибами диаметрами 2-3 см и гладким округлым окончанием. Хозяин щедро смазывал серебристую часть, зажав её в ладони. Подглядывать за ним Жене было очень неудобно - у неё затекла шея. Она положила голову удобнее и закрыла глаза.
Прохладная сталь заскользила между её ягодиц сверху вниз, оставляя след смазки. Потом прикоснулась к её бедру с внутренней стороны и медленно поднималась от колена вверх. Проскользнула по складочкам её дырочек, чуть касаясь их. Хозяин капнул несколько больших капель смазки между её булочек сверху, и они заскользили вниз по её ложбине, щекоча своей прохладой её попку. Капли собрались на краях чуть раскрывшихся губ, а перед самым падением их подхватил округлый серебристый ствол и равномерно разгладил по всем пылающим поверхностям, охлаждая их, но они сразу же нагревались, расплавляя смазочный гель.
Конец одним шариком прошел между мягких главных ворот, прокатившись по малым губкам, и покружился на клиторе, слегка надавливая на него. Женя глубоко вздохнула и выдохнула, её ноги стали подрагивать.  
Тут она почувствовала, как округлый ствол уперся в отверстие её попки.  Слегка напирая и раскачивая качели, хозяин вращал ручку по кругу, надавливая крайним шариком на анус, как будто раздумывал двигаться ли ему дальше. Женя зажмурилась. «Пожалуйста, только не туда», -  мысленно просила она. Словно услышав её, покружившись, шарик поплыл вниз, и, поиграв на клиторе, проскочил сквозь ворота в горячую влажную норку и замер. Стержень стал не спеша входить в неё, шарик за шариком медленно скрывались за пухлыми губами. Женя приоткрыла рот и задержала дыхание. Её пальцы рук сильно впивались в кожаную спинку качелей. Пальцы на ногах двигались, то сжимаясь, то растопыриваясь в разные стороны. Спина выгибалась, открывая её лоно навстречу несгибаемому другу.
Он погрузился почти по ручку, когда хозяин отпустил его и легонько качнул Женину попку вместе с качелями. Она глубоко выдохнула. После нескольких покачиваний, он также медленно стал вынимать из неё металлический ствол. Шарик за шариком аккуратно раздвигали её губы и выплывали, поблескивая металлом и смазкой на ярком солнце, пока весь стержень, наконец, не покинул её.
Следующий вход был более быстрым и стремительным. Как только рукоятка коснулась тела, Женя вскрикнула от боли и неожиданности – в этот момент хозяин сильно ущипнул её с внутренней стороны бедра у самого верха. И уже чуть медленнее стал удаляться из неё. Опять резкий вход, который закончился щипком другого бедра. Женя снова вскрикнула. Это были в основном повизгивающие «Ау!» и «А!», ей действительно было больно. Она мысленно ждала следующего входа, затаив дыхание,  жмурилась, вскрикивала и, расслабляясь, выдыхала на выходе. С каждым разом она все меньше чувствовала боль, все больше ощущая приятное движение внутри себя, а её выкрики стали больше похожи на сладостные постанывая. Женины глаза были закрыты, голова кружилась, она улетала  и проваливалась, забываясь в накатываемом удовольствии.
Ей уже хотелось более частых движений. Она пыталась отталкиваться кончиками пальцев от пола, чтобы ускорить частоту проникновений, но хозяин четко держал свой неспешный ритм. Женя находилась на гребне волны удовольствия, но никак не могла нырнуть в пучину, постоянно догоняя её.
- Пожалуйста, быстрее, - не выдержала она.
Хозяин сделал несколько быстрых движений и покинул её. Женя продолжила покачиваться, отталкиваясь  пальцами от пола. Её пылающий пирожок искал сбежавшего друга, сжимался и разжимался, бедра подергивались, колени тряслись, вся она была напряжена. Ей хотелось кричать, просить, умолять его продолжить. Она стерпела.
- Ты забыла, что не имеешь права просить меня о чем-либо во время наказания, - сказал он, - но я прощу тебя один раз.
С этими словами, он снял браслеты с её ног и рук, но оставил корсет, притягивающий её талию к качелям, и пододвинул под неё диван, повернув спинку дивана перед её лицом. Женя смогла встать на диване на колени. Она по-прежнему была в подвешенном состоянии и могла раскачиваться, отталкиваясь коленями от дивана и руками от его спинки. Хозяин вставил в неё один шарик и замер. Теперь Женя стала сама  жадно насаживаться на металлический ствол и двигалась чуть быстрее, но не могла ускориться так, как ей хотелось бы из-за качелей. Она опять брела по границе безумного удовольствия и никак не могла допрыгнуть до вершины.
В один из моментов, когда рукоятка касалась тела, а жезл был глубоко внутри, раздался щелчок, и он зажужжал, распространяя в ней сладостную дрожь. Порыв новых сладостных ощущений закружил её. Она почувствовала, что серебристый друг заскользил быстрее и продолжал ускоряться. Женя ещё больше выгнула спину и максимально раскрылась, вывернув бедра. Она стонала все сильнее и чаще, ускоряясь в такт его движениям, двигаясь к своему пику.
Вдруг он просто покинул её и больше не зашел, жужжание прекратилось. Женя ещё двигалась и постанывала, когда хозяин расстегнул корсет и, приподнял её, переложил с качелей на диван. Приходя в себя, она понимала, что всё закончилось, но отказывалась верить. Ей хотелось плакать и кричать трехэтажным матом от обиды и желания. Она уткнулась лицом в диван. В паху у неё продолжало пульсировать. Теперь она осознала, что это действительно было наказание.
Женя подняла голову, Юра сидел рядом и смотрел на неё. Она машинально одернула юбку, скрыв свои распаленные розовые пухляшки.
- Что дальше? - строго спросила она.
- В смысле? - не понял Юра.
- Что мне дальше делать?
- Не знаю. Иди домой.
- Ещё есть варианты?
- Я должен предложить тебе варианты? - вопросом на вопрос ответил хозяин.
Женя встала на ноги перед ним.
- Я очень виновата перед тобой. Накажи меня, пожалуйста, - попросила она.
- За что? Ты нарушила правила?
- Да...
- Какие?
Женя молчала.
- Тебе пора уходить, - сказал хозяин и направился в коридор.
- Там в туалете, - вдруг сказала Женя, - там бумага закончилась, а я не заменила её. Так и болтается там картонка от использованного рулона.
Юра пошел в ванну и скоро вернулся с грустным и пустым лицом.
- Это плохо и заслуживает наказания. Раздевайся полностью.
Женя послушно скинула с себя оставшуюся одежду.
- Садись, - он указал на узкое сиденье, прикрученное к столбу в середине комнаты на уровне чуть выше колена. Сиденье было очень маленьким, прямоугольным 10 * 20 сантиметров. На нем с трудом помещалась половина Жениной попки, и то, если сидеть вплотную ровной спиной к столбу.
Она присела, опираясь на отставленные ноги.
- Руки сюда, - хозяин положил её руки на удобные поручни, прикрученные к столбу по бокам в районе попы.
Надев браслеты на кисти рук и щиколотки ног, он пристегнул карабинами руки к столбу так, что Женя по-прежнему могла держаться за поручни и опираться на них, а ноги к метровому жесткому стержню с кольцами на концах, который широко разводил ноги и не давал им сходиться.
Хозяин, присел перед ней на колени, смотрел на неё и гладил по щеке. Потом ушел на кухню и вернулся с бокалом в руке. Сел в кресло, бесцеремонно рассматривал Женю и пил вино. От его наглых взглядов и своей беспомощности в Жене стало нарастать унизительное возбуждение. Хозяин приблизился к ней и дотронулся сомкнутыми пальцами ладони её промежности. Провел по распахнутым губам и клитору. Посмотрел на свою ладонь, потер пальцы между собой и, оценив качество смазки, налил себе на руку значительное количество геля. Он долго и обильно смазывал её, поглаживая в разные стороны от попы до лобка, похлопывал по губам и клитору, раздвигал их, двигаясь в стороны, заскакивал пальцами внутрь, доставляя туда гель. Намазал даже лобок и внутреннюю часть бедер. Некоторое время он просто с различной частотой хлопал ладошкой по всей поверхности её раскрывшейся плоти, проскальзывая пальцами по клитору при отводе руки. Женя снова распалялась, стремительно  приближаясь к недавнему граничному состоянию. Остатки смазки на руках хозяин размазал по её груди и животу так, что теперь всё тело блестело и переливалось в солнечном свете.
Он опять сел в кресло и насладился парой глотков вина, Жениным видом и беспомощностью и своей властью над ней. Потом достал из шкафа новую игрушку и сев перед Женей на колени стал её рассматривать и показывать. Это было похоже на её прошлого серебристого друга, с такой же ручкой и таким же ребристым стержнем с плавными шарообразными изгибами, но меньшего диаметра. Пропорции по длине были такие же, но теперь сам стержень был закручен в небольшую спираль и был ярко салатового кислотного цвета. Хозяин провел им по шее и груди Жени, и она почувствовала, что спираль гибкая, но упругая. Стержень мог распрямляться и опять сам же возвращался к спиральному виду.
Держа за ручку, хозяин включил его, и салатовые силиконовые шарики медленно закрутились буравчиком по спирали. Он стал водить им по Жениным бедрам, массажируя их – это было очень приятно. Спираль то приближалась к её губкам, чуть касаясь их, то удалялась обратно к коленям и переходила на другую ногу. Женя заметила, что в другой руке хозяина скрывался тонкий круглый стержень, похожий на шариковую ручку, но в этот момент он развернул вращающийся стержень вдоль разреза её пещерки, прижав его к ней, и она сразу же забыла об этом, отдавшись своим сладостным ощущениям. Спиральные силиконовые шарики скользили по ней, попеременно касаясь её попки, массажируя расстояние между норками, чуть погружаясь и сразу выныривая из влажной розовой лужицы между губками, раздвигая их, надавливали и толкали клитор – такой набор одновременных касаний погружал её в сладостный дрем.
Женя стала постепенно поднимать свою попку с сиденья, опираясь руками на поручни и ногами об пол, и пытаться усилить давление стержня, двигая тазом ему навстречу.  Ступни её были широко расставлены на полу  и зафиксированы, но она смогла свести бедра, и зажала вращающуюся спираль между ними и своими губами, сильно напрягая ноги и пах. Импульсы сладких сокращений побежали по внутренним мышцам, она стала подергиваться им в такт. В этот момент хозяин потянул за ручку, спираль сначала распрямилась в стержень, а потом шарик за шариком выскользнула из сладких объятий, окатив её тело волной пробежавшейся дрожи. Женя разочарованно медленно разводила ноги, её колени мелко подрагивали.
Хозяин встал и надел на её глаза черную повязку. Какое-то время Женя просто сидела и приходила в себя. Подвигала попой и ногами, усевшись удобнее. Прислушивалась и ждала. Спиральный стержень продолжал жужжать. Сердце стучало от возбуждения. Неизвестность и непредсказуемость добавляли пикантности её эмоциям и ощущениям нереальности происходящего.
Раздался треск, и Женя, подпрыгнув  попкой, выгнулась в сторону от колющей боли в бок и взвизгнула. И больше ничего, она медленно и осторожно возвращала попу на место. Следующий укол с внутренней стороны ягодицы у самого ануса, снова заставил её дернуться и простонать. Это были небольшие электрические разряды. Она почувствовала движение у себя меду ног и узнала яркого силиконового друга. Теперь он уже медленно входил в неё, вспахивая губы и расширяя границы её кипящего озера. Быстро возвращались приятные ощущения, откинутые колющей болью. Очередной треск и укол в правом соске на пару секунд отрезвили её, но боль быстро уходила, сменяясь сладостной дрожью, распространяющейся от её бурлящего вулкана. Хозяин двигал ручкой, спираль то медленно погружалась в её нежные губы, сжимаясь, то, распрямляясь, выскальзывала, распространяя по телу теплые волны. Периодические уколы в нежные части тела не давали Жене забыться в сладостном сне и достигнуть постоянно отбрасываемого наслаждения.
Боль от укола к уколу становилась все менее заметной, а накатываемое удовольствие усиливалось. Она стонала, подергивалась и извивалась, постепенно приближаясь к заветному моменту. Он был совсем близко, когда, распрямившись очередной  раз, шариковая спираль выскользнула из неё и предательски затихла.
Женю трясло. Даже в таком состоянии она все равно помнила, что нельзя ни о чем просить  и разговаривать, поэтому она просто подвывала и постанывала, чтобы выпустить хоть какую-то часть переполняющих её эмоций. Она знала, что очередное наказание - это лишь ещё одно испытание, и что она не получит так необходимой ей сейчас разрядки, а наоборот добавит очередную дозу ещё большего желания, которое уже переполняло и разрывало её.
- Мойка… я помыла мойку... раковину. Ты не проверил, - запинаясь, произнесла она пересохшими губами, - посмотри, как хорошо я её отмыла. Ты мог бы отблагодарить меня своим…
- Тебе нужно остыть, ты перегрелась, - перебил её хозяин, - привстань.
Женя подняла попку, опираясь на руки и ноги. Она все ещё была в повязке на глазах.
- Садись.
Она осторожно опустилась и села бедрами и ягодицами на мягкую широкую поверхность. Он снял с неё повязку и, жмурясь от яркого солнца, Женя увидела, что сидит на эластичном стуле. Отстегнутое от столба узкое сиденье лежало на диване. Стул состоял из железного каркаса и натянутой прозрачной поверхности сиденья, точнее двух поверхностей под бедрами, а посередине был разрез, в который проваливались её прелести. Хозяин освободил её ноги, но руки оставались связанными. Он сходил в ванну и принес небольшой тазик, который поставил под стул. Опять вышел ненадолго и пришел с наполненным бокалом.
- Глотни, - он поднес стакан к её губам.
Женя сделала несколько глотков холодного вина. После этого хозяин перевернул бокал ей на голову, окатив её тело прохладой, и выплеснул остатки в её лицо. У Жени захватило дух от холода, она часто дышала. Капли вина катились по её сосочкам, бежали по животу, собирались на горячих губках, охлаждая их, и падали в таз. Хозяин наклонился к ней и, облизывая, обсосал её торчащие острые холмики.
После он отошел к окну и, открыв его, захватил горсть белоснежного снега с подоконника. Женю обдало уличным морозцем из открытого окна. Закрыв окно и вернувшись, он взял её за грудь рукой со снегом, размазал его, бесцеремонно обтер второй сосок, просунул руку в разрез в стуле и вытер остатки снега об её попку и розовые пылающие губы. Спрыснул капли с руки ей в лицо и вышел из комнаты. Женя долго не могла восстановить дыхание от обдавшего её ледяного душа. Снег плавился на её горячем теле, скатываясь по лобку, и, окончательно тая на торчащих в разрезе стула лепестках, уже водой капал в таз.
Хозяин пришел с кувшином в руке. Он стал поливать теплой водой Женино тело и гладить руками, смывая ледяные капли снега, вино и скользкие остатки геля. Он аккуратно лил теплую воду на лобок, ловил ручейки ладошкой в разрезе под стулом и тщательно и заботливо промывал её попку, бедра, нежные губы и   упругие дырочки. Потом обтер все тело полотенцем. Жене пришлось привстать, когда он насухо вытер стул, её ноги и ягодицы. Она была по-прежнему привязана наручниками к столбу. Хозяин взял таз с водой и ушёл.
Он появился через минуту совершенно голый с  торчащим и очень сильно напряженным красивым членом. Женя, увидев его, залюбовалась и сразу почувствовала, как возбуждение и желание возвращаются к ней с новой силой. Охлаждающий душ лишь на время отодвинул их.
- Сейчас я сниму с тебя наручники, но ты должна держать руки на поручнях. Это приказ, который нельзя нарушать, - проговорил хозяин, отстегивая браслеты.
Он встал перед ней. Женино лицо находилось в паре сантиметров от его головки, которая была наполовину открыта. Хозяин взял её волосы в руку и этой же рукой схватился за столб, зажав их так, что её голова была плотно зафиксирована и не могла приблизиться к нему. Другой рукой он взял свой фаллос и направил его к жениным губам, остановившись в миллиметре от них.
- Я оценил, как ты отмыла раковину. Я мог бы дать тебе его попробовать, если тебе это интересно,- произнес он.
- Да, я очень хотела бы облизать и пососать его. И твои яйца тоже, если посчитаешь, что я это заслужила, - мурашки пробежали по её спине от этих слов, откровенных и возбуждающих.
Она дернула головой навстречу его члену, но была прижата. В следующий момент она чуть было не нарушила приказ, так как хотела схватить его руками и даже дернула их с поручня, но вовремя опомнилась и вернула на место. Его головка по-прежнему находилась около её губ, но была недосягаема. Женя дотянулась до неё своим языком и стала облизывать верхнюю часть и по кругу насколько могла дотянуться. Она как будто пыталась придвинуть его к себе своим язычком.
Хозяин приблизился. Теперь часть головки она уже могла обхватить губами, а язычок захватывал всю её. Его кисть, направляющая член, медленно двигалась с небольшой амплитудой, а пальцы натягивали и опускали кожу, обнажая и пряча две половинки круглого окончания. Когда крайняя плоть сходилась, Женя закусывала её зубками и зажимала губами, оттягивая перед следующим раскрытием.
Хозяин оттянул кожу к основанию, полностью открыв надувшийся багровый шар, и прислонил его к её губам тем местом, где натянутые складки крепились к стволу. Женя лизала нижнюю поверхность, её шустрый язычок скользил по выпуклым округлым границам шапки.
Она облизывала весь его стержень от основания до макушки и чувствовала его набухшие пульсирующие венки, когда хозяин двигался вверх и вниз, не отпуская её волосы.
- Мне нравиться лизать твой член, - вспомнила она, - я люблю ласкать его.
Поднявшись тазом над её лицом, он рукой потянул её волосы к спине так, что её голова откинулась назад. Его мошонка висела над её ртом, Женя лизала её и иногда растягивала кожу, закусывая зубами или зажимая губами и языком.
- Люблю лизать и обсасывать твои яйца, - шептала она.
Вбирая всю мошонку до основания в свой рот, она перебирала внутри языком, тщательно перемешивая и нежно взбалтывая её.
Хозяин водил нижней стороной своего ствола по её губам и быстрому влажному языку, пока её голова оставалась откинутой назад. Потом он снова повернул её лицо вертикально и прижал за волосы к столбу. Женя смотрела перед собой на покачивающийся загнутый стержень, её ротик был приоткрыт, язычок скользил по губам, обильно смачивая их в предвкушении новой встречи с горячим упругим другом.
Хозяин направил головку в её розовый домик и приблизился вплотную, Женя взяла до середины и заиграла внутри язычком. Он стал двигаться, с каждым разом вставляя все глубже, губы скользили по всей длине, язык успевал массажировать низ, загибаясь крючком. Отклоняя таз в разные стороны,   хозяин надавливал головкой на её щеки, надувая и оттопыривая их.
Он поймал ритм, и Жене показалось, что он уже не сможет остановиться. Подняв глаза, она увидела его лицо с прикрытыми глазами и поняла, что желание и возбуждение перехватили  управление у разума и отключили правила игры. Её рука покинула поручень и опустилась в разрез стула. Прикоснувшись ладонью к своим прелестям, она удивилась, какими большими и упругими показались ей её набухший клитор и расправленные в разные стороны губы, растянутые эластичными половинками стула и сдерживаемыми ими ягодицами. Её пальцы проскользнули внутрь и, добыв больше смазки, забегали вокруг клитора, топча и вращая его.
Хозяин двигался с максимальной амплитудой, упираясь головкой в её горло. Он уже не прижимал Женину голову к столбу, а, зажав её двумя руками по бокам, жестко, но осторожно насаживал на свой затвердевший ствол, приближаясь к неминуемому взрыву. С помощью руки в разрезе стула Женя быстро догнала его и,  закрыв глаза и двигаясь по границе своего наслаждения, покорно ожидала, готовая в любой момент вспыхнуть вместе с ним.
- О-оу! - услышала Женя, когда горячий член покинул её ротик и руки хозяина отпустили её голову.
Она открыла глаза.
- Ай-ай-ай! -  добавил он, показывая пальцем вниз, где в разрезе стула ещё шевелила пальцами её рука...
 
продолжение...
 
Для получения полной версии рассказа "Уборка", не дожидаясь её публикации здесь, пишем в ЛС.

Нежная саба 37 лет
Регистрация: 2013-09-30
Рейтинг: 288

Позиция: Подчинение (Низ)

Добавлено: 2018-03-13 20:03

Интересно продолжение)
Очень хорошо пишете, интересно, язык не корявый. И без ошибок!!!
Приятно Вас читать!

nahalus 48 лет
Регистрация: 2014-09-05
Рейтинг: 1473

Позиция: Садист

Добавлено: 2018-03-14 8:03

Отличная дрочилка, особенно для нижних Ж
И почти без ошибок.
Ну а садикам что-то перепадет? В смысле - до порки дело дойдет в обозримом будущем?)

Если бы не я, то последняя буква в алфавите была бы ю.

В начало форума :: БДСМ рассказы и реальные истории :: Уборка